Житейские истории Жизнь продолжается

Боец АТО: "На ящиках с боеприпасами из вражеской колонны мы прочитали: "Санкт-Петербург, год выпуска 2005"

6:00 11 февраля 2015
Евгений Исаев
Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ» (Запорожье)

Тяжело раненный на войне 21-летний Евгений Исаев из Запорожской области, пройдя лечение в госпитале, встретил любимую девушку и нашел в себе силы помогать волонтерам

О трагедии у поселка Зеленополье Свердловского ра­йо­на Луганской области, где 11 июля боевики «Градами» буквально выжгли позиции тактической группы «Граница» в составе 79-й отдельной аэромобильной бригады и 24-й отдельной меха­низи­ро­ванной бригады, «ФАКТЫ» рас­сказывали. Тогда погибли 19 бой­цов, а ранения получили 90 чело­век. Среди них — 21-летний Евгений Исаев, сын заместителя Акимовского районного военного комиссара.

— Когда в марте моих ровесников подняли, я отцу заявил: «Давай и меня отправляй», — рассказывает Евгений. — По-другому не мог. Попал в ту же бригаду — 79-ю аэромобильную, в которой проходил срочную службу, к своим командирам и в свое подразделение. После пары недель переподготовки выдвинулись в район Чонгара и Сиваша, а позднее нас перебросили в зону АТО.

— Вы не пытались отговорить сына идти в армию? — спрашиваю у отца Евгения Александра Исаева.

— Это было его самостоятельное решение, — поясняет мужчина. — Считаю, что у каждого человека есть личное мнение и он вправе сделать свой выбор. Женя записался в добровольцы еще во время первой волны мобилизации. Я боялся только одного — чтобы «похоронку» на него не получить. А так… Что случилось, то случилось. Конечно, сидеть дома нельзя было, каждый, кто уважает себя, должен идти и защищать свою землю.

На Донбассе, по словам младшего сержанта Исаева, бои день ото дня становились все ожесточеннее. Боевикам начало поступать тяжелое вооружение.

— Если изначально противник «работал» только стрелковым оружием, то со временем у него появились минометы и авто­ма­тические станковые гранатометы (АГС), а также танки и «Грады». Однозначно боевиков снабжали из-за границы, мы не раз в этом убеждались. Вот обезвредили колонну, заходим на зачистку и видим ящики с боеприпасами. Открываем — а на них написано: «Город Санкт-Петербург, год выпуска 2005», — рассказывает Женя.

Накануне рокового обстрела тактическая группа, в которую входил Евгений Исаев, выдвинулась для выполнения задачи по прикрытию участка государственной границы. А рано утром колонну украинских военных расстреляла вражеская артиллерия.

*Евгений пошел на фронт добровольцем. Парню повезло: он попал в ту же 79-ю аэромобильную бригаду, в которой проходил срочную службу, к своим командирам и в свое подразделение (фото из семейного альбома)

— Нас накрыли «Градами», минами, — вспоминает Евгений. — Притом не с одной стороны, а с нескольких. Вели огонь целенаправленно. Один из снарядов, как мне потом говорили, упал буквально в метре от меня. Я только услышал характерный звук, а потом взрыв! Если бы не дерево, которое рядом разорвало, был бы стопроцентным трупом, а так, выходит, оно меня спасло.

Тем не менее Евгений получил серьезнейшие травмы, все тело у него в шрамах. Левую стопу медикам пришлось частично ампутировать, на правой теперь не достает пальца. Пострадали и руки: кости раздробило, да так, что они до сих пор не все срослись.

С передовой Евгений на несколько дней попал в Днепропетровскую областную клиническую больницу имени Мечникова — перевалочный пункт для тяжелораненых бойцов. Затем были госпитали Винницы, Николаева. Но и после Винницы вопрос с лечением и реабилитацией не закрыт — впереди подбор и установка протезов.

— В Виннице в госпиталь к нам приходили специалисты, но продукция, которую они делают, мне не подошла. Нужен какой-то специальный материал, и еще должно пройти время, чтобы можно было использовать протезы. Пока мне сделали ортопедическую вставку в обувь, так что ходить могу только в ней, хромаю, но хожу, — уточняет парень.

Какой-то помощи от государства на восстановление утраченного в АТО здоровья раненый боец, как и десятки его товарищей по несчастью, пока не получает. Даже присвоение статуса участника боевых действий и то — в перспективе.

— Оформлением документов должна заниматься воинская часть, но ее представители пере­кла­дывают ответственность на военкоматы, на кого угодно, только бы самим ничего не делать, — объясняет боец. — Правда, справку о том, что я с такого-то по такое-то число находился в зоне антитеррористической операции и принимал участие в ее проведении, выдали без проблем. Но она только для получения земли, а для пенсии и льгот — нужен статус. Хорошо, что мир не без добрых людей, есть кому помочь и поддержать.

В числе тех, кто подставил плечо Евгению Исаеву еще во время его пребывания в военном госпитале в Виннице, были местные волонтеры, которые старались не только подкормить, приодеть ребят, но и отвлечь их от больничных будней. Однажды после прогулки в парке добровольные помощники решили побаловать пациентов госпиталя пиццей. Одна из официанток кафе, куда заглянула компания, сразу приглянулась Евгению. Узнать имя и разыскать симпатичную светловолосую девушку в социальных сетях оказалось «делом техники».

*Улыбчивую светловолосую Лену Женя заприметил сразу и вскоре решил, что с этой девушкой он не расстанется

— Парень, который со мной в палате лежал, познакомился с подругой Лены — она обслуживала наш столик, обменялись номерами телефонов, — вспоминает Евгений. — Через нее все разузнал, добавился «ВКонтакте», начали переписываться.

Сама Елена Насиковская говорит, что на военных с волонтерами особого внимания не обратила, была занята работой. Но от общения с Женей отказываться не стала и поддержала беседу в Интернете.

— До сих пор не могу понять, почему решила поехать в госпиталь, — признается девушка. — Я даже лиц ребят, когда они были в пиццерии, не запомнила. Но они так много сделали там, в АТО, не лично для меня, а для всей страны! И мне просто захотелось навестить Женю как солдата, поблагодарить, может, помочь чем-то. В очередной выходной уговорила подругу показать мне дорогу — она в госпитале уже бывала. Взяли яблок, апельсинов, сока. Постучала в палату, открыла дверь. И… удивленные глаза, которые меня встретили, никогда не забуду!

Перед расставанием Евгений поинтересовался, придет ли Лена еще. Три следующих выходных девушка провела в госпитале и потом регулярно заглядывала в рабочие дни, если выдавалась свободная минутка. И это при том, что совмещать смены в пиццерии приходилось с учебой: Лена — будущий учитель технологии и черчения.

— С ее посещениями полегче стало, — уверяет Женя. — Мне кажется, даже на поправку быстрее пошел.

Молодые люди считают, что чувства между ними зарождались постепенно, и не могут назвать точной даты начала отношений. По мнению Евгения, уже в третью или четвертую встречу с Леной он решил: «Это — мое!»

— Наверное, мы больше в переписке сблизились, — рассуждает Елена. — Как-то все само собой происходило, не было такого, чтобы прозвучало: «Давай встречаться». Однажды смотрели фильм, и Женя меня словно невзначай обнял, а спустя пару дней и поцеловал…

С тех пор влюбленные стараются надолго не разлучаться. Новогодние каникулы Лена провела у Жени в гостях в Акимовке. Исаевы и вкуснейшей местной рыбкой ее угощали, и море Азовское показали, до которого несколько десятков километров. А после праздников состоялся ответный визит — на родину к Лене, в один из населенных пунктов Винницкой области.

— У Жени очень хорошая семья. А мои родители приняли его сразу и совершенно не были против наших отношений с самого начала, — говорит девушка.

Поддержали ребят обе семьи и в решении жить вместе. Сейчас они снимают квартиру в Виннице. Лена сосредоточилась на учебе (у чет­верокурсницы на носу гос­экзамены), параллельно ищет подработку. Из пиццерии, где за­вязалось ее знакомство с украинским бойцом, пришлось уйти из-за напряженного графика. А Женя рвется на передовую, куда, увы, вернуться не может по состоянию здоровья. Но полезным своим боевым побратимам он смог стать и в тылу.

— Постоянно общаюсь со своими ребятами и стараюсь всячески помогать, — объясняет парень. — В основном опекаем раненых, которые поступают в госпиталь.

Винницкие волонтеры вспоминают, что Женя после ранения был подавлен, не хотел ни с кем общаться, но знакомство с Леной изменило его настроение. А потом и удержать его в палате стало про­блематично.

— Женя поначалу передвигался на коляске, — рассказывает волонтер Наталья Березюк. — С ним в палате лежал еще один парень с ампутацией, а у них одинаковый размер обуви. Заявляют нам как-то со смехом: «Девчонки, купите для нас одну пару кроссовок на двоих». Принесли мы обувь. Прошло время — звонит сосед Жени: «Кинулся, где мой кроссовок, а Женя его забрал и… убежал». Сперва мы Жене помогали, а сейчас он к нам примкнул. Мы собираемся создавать волонтерскую организацию и хотим, чтобы Женя ее возглавил — как человек, прошедший войну.

— Мы начинали, когда только первых раненых привезли: ни носков, ни белья не было, ничего, — добавляет коллега Натальи Ирина Мазур. — Сейчас отправляем посылки в зону АТО, собираем вещи и деньги для военнослужащих. Женя занимается волонтерством вместе с нами, чувствует, что здесь нужен. Он замечательный человек — светлый, скромный, умница!

Как знать, может, волонтерская братия Винницы со временем погуляет на свадьбе Елены Насиковской и Евгения Исаева? Сами ребята осторожно говорят о будущем. Женя предпочитает вообще не заглядывать наперед и утверждает, что главное для него сейчас — жить! А Лена с недавних пор принялась вышивать рушник — свадебный. И хотя девушка с удовольствием рукодельничает, за такую объемную работу крестиком взялась впервые. Очень надеется, что рушник пригодится…

11518

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер