ПОИСК
Украина Честь имею

Николай Поддубный: "В 2016 году стало ясно: правоохранительная система Украины потерпела крах"

8:00 24 января 2017
Николай Поддубный
Ирина ДЕСЯТНИКОВА, «ФАКТЫ»

В интервью «ФАКТАМ» легендарный украинский сыщик, бывший начальник киевской милиции Николай Поддубный, которому исполнилось 75 лет, поделился своими мыслями о работе полиции Украины

Как сообщили в Нацполиции, завершилось служебное расследование по перестрелке в Княжичах, во время которой погибли пятеро полицейских. В результате семеро сотрудников полиции, причастных к подготовке и проведению операции, сняты с должностей. А начальники киевской полиции Андрей Крищенко и Шевченковского райуправления полиции Герман Приступа предупреждены о неполном служебном соответствии. Всего наказаны около 20 полицейских.

Напомним, Генпрокурор Юрий Луценко заявил, что во время спецоперации в Княжичах ее руководители находились… в ресторане. Можно ли назвать такую практику нормальной или деградация отечественной полиции достигла очередной черты?

«ФАКТЫ» попросили прокомментировать события в Княжичах и некоторые другие результаты полицейской реформы легендарного сыщика, генерал-лейтенанта милиции, заслуженного юриста Украины Николая Поддубного — человека, возглавлявшего первый столичный УБОП, а позже и милицию Киева в самые криминальные в истории независимой Украины 1990-е годы и награжденного множеством государственных наград.

Между временем тем и сегодняшним усматривают много общего: в девяностые рушился Советский Союз и привычный уклад жизни, что не могло не привести к всплеску преступности. Сейчас страна огромными человеческими усилиями пытается изменить старую систему, что еще и усугубляется российской военной агрессией. Но если в 1990-е мы могли надеяться на профессиональную милицию, доставшуюся от союзного государства, то сегодня непродуманное реформирование системы (безусловно, нуждавшейся в этом) привело к ситуации, когда гражданам впору объединяться и вооружаться, чтобы защитить свои дома, семьи, имущество. На правоохранителей надежды нет.

— Николай Олегович, можете представить себе ситуацию, когда вы, начальник столичной милиции, руководите операцией из бани или ресторана?

— Я 26 лет проработал в уголовном розыске, возглавлял первое в Киеве Управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, а позже — столичную милицию, но не только сам такого не делал, но даже представить не мог, что подобное возможно. Погибли пятеро полицейских, а министр, узнав об этом, все-таки вылетел за границу, не прервал свой визит. Хоть это самое ужасное, что могло случиться с его подчиненными. За те три с половиной года, когда я возглавлял УБОП Киева, у меня не погиб не только ни один милиционер, но даже ни один бандит. Тогда в городе действовали 37 организованных преступных группировок, время было не менее сложное, чем сейчас. И все эти группировки прекратили свое существование: одних мы разобщили, а их лидеров пересажали, других — выдавили. В Киеве в те годы (1990—1994) не было ни одного вора в законе. Потому что мы работали. И не по ресторанам.

Результат деятельности сегодняшнего руководства — пятеро погибших в Княжичах. И расследовано преступление не будет, попомните мои слова. Двое суток после этой бойни полиция работала на месте преступления и имела возможность скрыть все, что требовалось. А ведь было что скрывать. О чем говорить: по обнародованной в СМИ информации, сотрудники полиции обворовали прокурорский дом, «наследили» там. Ведь в доме, где сработала сигнализация, нашли «пальчики» тех двух сотрудников полицейской разведки, которые якобы сидели в засаде.

— Вы об этом знаете из надежных источников? Официально об этом не говорили, хотя известно, что на разведчиков полицейские охраны вышли по их же следам, которые вели от обворованного дома.

— Конечно, из надежных. Те редкие профессионалы, которые остались в МВД, в полном шоке от того, что происходит, от так называемой реформы, и часто мне звонят. Я считаю, что в 2016 году стало окончательно ясно: правоохранительная система Украины потерпела полный крах.

— Вы ведь знаете, что после случившегося начальник киевской полиции Андрей Крищенко еще и выдвинул свою кандидатуру на пост начальника Нацполиции.

— В том-то и беда. А как можно было выписать ему премию 53 тысячи гривен? Это плюс к 71 тысяче гривен зарплаты. За что, за какие достижения? Киев захлебывается от грабежей, угонов, разбоев, убийств, которые не только не предотвращаются, но и не раскрываются. А громкое убийство Павла Шеремета в самом центре города. О нем, похоже, в полиции уже забыли. К тому же абсолютно аморально получать такие деньги, когда твои подчиненные выживают на две-три тысячи гривен в месяц.

— Сейчас набирает обороты скандал, связанный с раздачей огнестрельного оружия Аваковым. Как выяснилось, министр наградил им более тысячи человек. Оружие выдавалось депутатам, прокурорам, министрам, журналистам, главе НБУ. Тогдашнему премьеру Арсению Яценюку с барского плеча был подарен пулемет «Максим».

— Раньше огнестрельным оружием награждали в исключительном порядке — за особые заслуги, героизм и мужество, за предотвращение тяжких государственных преступлений. Награждаемые обязательно сдавали зачеты по стрельбе, расписывались в том, что предупреждены об уголовной ответственности за неправильное применение оружия. Отношение к этому было очень серьезное. И инцидентов, подобных тому, что произошел в Васильковском районе с народным депутатом Пашинским, быть не могло. Это ЧП — прямой результат беззакония, связанного с бесконтрольной раздачей оружия.

В МВД, прокуратуре и судах сейчас происходит такое, о чем мы, старые оперативники, даже подумать не могли. Оперативно-розыскные службы разгромлены, многие документы и базы ГУБОП уничтожены, преступников отпускают из-под стражи.

Мог ли я представить, что такое возможно, когда в начале 90-х, рискуя жизнью, задержал преступника, захватившего в заложники зятя главы «Правэксбанка» Леонида Черновецкого (тогда неизвестного ни мне, ни большинству киевлян). Этого зятя, Атаяна, приковали наручниками к чемодану со взрывчаткой и усадили в машину, которую подогнали впритык к зданию банка. Если бы машина рванула, здание банка было бы разрушено. Человек, которому Атаян задолжал, требовал вернуть ему деньги, угрожая взорвать машину с родственником Черновецкого.

Я подъехал к банку, там милиция уже нагнала «Беркут», «Сокол». Пошел к Черновецкому, обнаружил его в хранилище. А он с претензией: «Отпустите машину: я деньги уже отдал — мне жизнь зятя дороже!» Сейчас так и сделали бы, а я тогда ответил: «Нет, отпускать преступника с деньгами нельзя».

Вышел из банка, подошел к водителю машины. Познакомились, он рассказал о себе, о службе в горячих точках. Словом, мы нашли точки соприкосновения. Больше двух часов говорили. И водитель признался, что взрыватель не в машине, а на дистанционном управлении. Мне стало понятно, что это не блеф. Нашим сотрудникам тогда удалось обезвредить его сообщника, тоже бывшего военного, который пытался уйти с пультом дистанционного управления.

«Напарника твоего мы убрали, теперь все зависит от тебя», — опять подошел я к водителю. Долго его уговаривал, водитель нервничал, угрожал, что взорвет себя вместе с заложником. Наконец согласился сдаться. Я сел в машину вместо зятя Черновецкого и увидел, что у водителя в руке граната, а чеки нет. Стоит ему разжать пальцы — все. Он так гранату два с половиной часа держал — все то время, пока мы говорили.

Чемодан со взрывчаткой отпилили, отнесли в сторону. А я продолжал уговаривать водителя, у которого палец оставался на взрывателе. Уговорил, водитель пересел на пассажирское сиденье, за руль сел сотрудник СБУ, я — сзади. Так и доехали до СБУ, вошли в здание с гранатой. Уже внутри водитель немного успокоился, чеку поставили на место. Ее этот спецназовец из кармана вытащил… Хотя сначала говорил, что выбросил.

Кстати, я потом выступил в суде и рассказал, что водитель сдался добровольно. Дали ему немного, лет семь или восемь.

Так мы работали — не чета нынешним. Хотя спрашивали с нас одинаково и за тяжкие преступления, и за кражу, например, кролей. Не было тогда неважных преступлений, потому мы и раскрывали все.

— Как вы думаете, Николай Олегович, возможно ли еще как-то реформировать нашу полицию, вернув профессионалов, которых из нее выдавили? Ведь даже большевики понимали, что настоящих спецов обязательно нужно оставлять на службе, и преступный мир мало-помалу контролировали.

— В 2017 году все решится — увидите. Нас ждут большие изменения, потому что уровень украинской полиции поднять невозможно, а жить так дальше нельзя.

В воскресенье, 22 января, Николаю Поддубному исполнилось 75 лет. «ФАКТЫ» поздравляют юбиляра, желают ему здоровья и счастья увидеть нашу полицию такой, которой люди будут верить и на помощь которой смогут рассчитывать.

Фото Феликса Розенштейна, «Бульвар Гордона»

5209

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер