ПОИСК
Украина Опасно для жизни

Юлия Толопа: "Мой дядя-эфэсбэшник пообещал лично вернуть меня в Россию. Голой. Чтобы другим неповадно было"

6:45 12 декабря 2017
Юлия Толопа

Государственная миграционная служба в третий раз отказала предоставить украинское гражданство россиянке Юлии Толопе, три года воюющей в составе батальона «Айдар»

22-летняя Юлия Толопа — гражданка Российской Федерации. Она приехала в Украину еще в 2014 году и с того времени воюет в составе добровольческого батальона «Айдар». Штурмовик, командир БМП, аэроразведчица, Юля воевала в самых горячих точках, дважды была ранена, семь раз контужена. Одна воспитывает двухлетнюю дочку Мирославу.

Вот уже три года Юля пытается добиться статуса беженца и получить украинское гражданство, однако постоянно получает отказ. Обращения к депутатам, правозащитникам и общественным деятелям ничего не дают. Даже личное ходатайство министра обороны Степана Полторака в Администрацию президента, где он просит посодействовать решению вопроса и подчеркивает, что Юлия Толопа — ценный кадр украинской армии, оказалось безрезультатным.

С Юлей Толопой встречаемся в кафе. Стройная девушка с кулоном в виде трезубца и цепким взглядом серо-голубых глаз отвечает коротко, отрывисто. Поминутно отвлекается от разговора, чтобы ответить на очередной телефонный звонок. В этот день она собиралась идти в консульство Российской Федерации за справкой о несудимости, которую требует Государственная миграционная служба Украины. Юля опасалась, что в консульстве могут произойти любые провокации, вплоть до ее похищения сотрудниками ФСБ, поэтому на своей странице в «Фейсбуке» попросила представителей общественности прийти в консульство, поддержать ее и не дать произойти беззаконию. Публикация в считанные часы набрала более семи тысяч перепостов. Сегодня девушке звонят десятки журналистов, правозащитников и депутатов, вызвавшихся помочь.


*Все медали у Юли Толопы волонтерские. Самая ценная, по ее признанию, — медаль «Брат за брата», которую вручают иностранцам, участвующим в боях за Украину

— Самый частый вопрос, который мне задают, — как это я, россиянка, воюю в Украине против России, — говорит Юля, отпивая зеленый чай. — Не вижу здесь ничего странного. Я действительно родилась и выросла в России, училась в кисловодском медицинском колледже, занималась спортом — штурмовым рукопашным боем. В 2013 году даже стала чемпионкой России. Была обычной студенткой. Но когда в Украине начался Майдан, я не смогла просто сидеть дома, слушать новости, в которых рассказывают о том, как украинцы, которых мы еще вчера называли братьями и сестрами, якобы убивают людей и едят русских детей. Просто не верила в эту чушь. Решила поехать на Майдан и посмотреть своими глазами, что там происходит. Увидела то, что и ожидала: людей, которые любят и защищают свою страну, воюют за свою свободу. Осталась здесь, чтобы им помочь. Помню, даже обналичила всю свою зарплату (в России я в то время работала в охранном агентстве) и потратила на нужды Майдана. А когда началась война, записалась в батальон «Айдар» и уехала на восток. Это было в самом начале АТО. Я была в третьем по счету автобусе, увозившем добровольцев от Украинского дома.

— Что подтолкнуло вас к такому решению? Ведь одно дело приехать посмотреть, что происходит на Майдане, и совсем другое — идти с оружием против своих же соотечественников.

— Я не считаю родиной то место, где я родилась. Родина — это там, где ты дома, где счастлив. Здесь, в Украине, я счастлива. Здесь мои близкие друзья. Ради них я и пошла воевать. Своим поступком хотела доказать, что осуждаю политику российского правительства и вторжение вооруженных российских солдат на территорию чужой страны. Я хотела своим примером показать Украине, что не все россияне такие.

— Как ваша семья отнеслась к вашему решению пойти добровольцем в АТО?

— Негативно. Меня не поняли ни мама, ни трое братьев. А дядя-эфэсбэшник вообще сказал, что я предала родину и опозорила семью. Пообещал, что лично приедет в Украину, разыщет меня и заберет домой. Причем везти будет голой, чтобы другим неповадно было. Дедушка тоже считает меня предателем и не общается со мной. Единственная, кто хоть как-то поддерживает связь, — это мама. И то она пошла на контакт только ради внучки, когда узнала, что я родила ребенка.

— Чем вы занимались в «Айдаре»?

— У меня за плечами была серьезная спортивная подготовка и умение обращаться с оружием — еще со времени работы в охранной организации. Да и в свободное время я увлекалась всякими «стрелялками»: пейнтболом, страйкболом. В «Айдаре» я сначала была простым штурмовиком, потом — командиром боевой машины пехоты. Последние полгода воевала в 58-й бригаде ВСУ по контракту. Занималась аэроразведкой. В общем, делала все и сразу. Разве что на кухне не стояла. Могла приготовить что-то для ребят, только если настроение было.

— Я знаю, что вы дважды были ранены и семь раз контужены.

— Первый раз меня ранило легко, по касательной. А 12 июля 2014 года я получила тяжелую контузию и перелом ребер. Мы ехали на обычной легковой машине и подорвались на фугасе. Водителя и еще одного человека убило на месте, их тела собирали по кусочкам. А меня каким-то чудом выбросило из машины. Я пролетела несколько метров и упала. Говорили, что меня Бог бережет. А я верю, что это мой папа, который умер еще в 2013 году, присматривает за мной с неба. Я ведь столько времени воевала на передовой, прошла Лутугино, Георгиевку, Луганский аэропорт, Новосветловку, Хрящеватое. Сотню своих побратимов похоронила, сама осталась жива.

— Что за три года войны больше всего врезалось в память?

— Мой 19-й день рождения. Я перед этим неделю была на передовой. Не мылась, не чистила зубы. Вернулась на базу как раз в свой день рождения. Мечта была одна — привести себя в порядок и отоспаться. Но ребята не дали. Сварили пятилитровую кастрюлю пельменей, сделали торт из галет и очень тепло поздравили — как настоящая семья. Это было классно.

— На фотографии видела, что у вас много медалей…

— В основном все волонтерские. Самая ценная — медаль «Брат за брата». Ее вручают иностранцам, участвующим в боях за Украину. Такая же медаль у Амины Окуевой. Мы были знакомы. Амина запомнилась мне удивительной женщиной — сильной, мудрой, целеустремленной, готовой пойти на все за мужа, за правое дело. Я подсознательно всегда хотела быть похожей на нее. Она была настоящим профессионалом.

— Вы ушли с передовой, когда забеременели.

— До шестого месяца беременности продолжала воевать. А потом поехала рожать. Сейчас дочке Мирославе два года четыре месяца. Я воспитываю ее одна. Когда уезжаю на передовую, оставляю малышку с няней. Замужем никогда не была и не собираюсь, это не мое. Хотя в связи с тем, что вот уже три года никак не могу добиться украинского гражданства, постоянно слышу предложения найти для этих целей фиктивного мужа-украинца. Считаю это унизительным и не рассматриваю даже как вариант. Я воевала за эту страну и, согласно подписанному президентом указу, имею право на украинское гражданство. Безо всяких там уловок и фиктивных браков.


*"Дочку Мирославу я воспитываю одна, — говорит Юля. — Когда уезжаю на передовую, оставляю малышку с няней"

— Когда вы впервые подали заявление на получение украинского гражданства?

— Еще три года назад. Во время боевого выезда у меня сгорел российский паспорт, я осталась без документов. Обратилась в Государственную миграционную службу, а мне ответили, что прежде чем претендовать на регистрацию, я обязана пойти в российское консульство и принести оттуда справку о несудимости. Учитывая мои «нежные» отношения с ФСБ и то, что консульство РФ — это юридически территория России, я не могла и не хотела туда идти. От моего имени туда готов был пойти Сергей Мельничук (народный депутат Украины, бывший комбат «Айдара». — Авт.). Но ему четко дали понять, что его не примут. Мол, если я не хромая и не слепая, то должна явиться лично. Сегодняшний поход в консульство может плохо кончиться. Ведь я нахожусь во всероссийском розыске, против меня открыты три уголовных дела за экстремизм, государственную измену и вербовку наемников. Кроме того, я, продолжая оставаться гражданкой России, имею украинский военный билет. А это измена родине. В общем, рисковать, конечно, не хотелось бы, но выхода нет.

Такое отношение украинских чиновников — это, конечно, обидно. Я знаю множество иностранцев — белорусов, россиян, которые воевали в АТО на стороне Украины и не получили ни документов, ни гражданства. А теперь из дому боятся выйти, чтобы их не депортировали. Поймите меня правильно: я не рву на груди майку, не говорю, что кидалась под танки и мне теперь все должны, но я же действительно провела на передовой три года, моя дочь — гражданка Украины. Я имею все права получить гражданство, однако уже трижды получаю отказ. Пока добилась лишь удостоверения о том, что я лицо, требующее дополнительной защиты.

Помочь в решении вопроса с получением гражданства мне обещали многие: Мустафа Найем, Игорь Луценко, Надя Савченко, Сергей Мельничук, Юля Тимошенко, Борислав Береза, Игорь Лапин, Ирина Геращенко… Министр обороны Степан Полторак написал на имя президента прошение, указав, что я ценный кадр для украинской армии. Но пока добиться этим ничего не удалось. А обещания Олега Ляшко «все порешать» вообще сыграли против меня. Он засветился со мной по телевидению, заявил, что жители Луганска и Донецка должны брать с меня пример: мол, россиянка защищает ваши земли, а вы сидите и ничего не делаете. Телеканал «НТВ» показал эти кадры, назвав меня снайпером, убийцей и карательницей. После выхода этого сюжета меня объявили во всероссийский розыск. Кое-кто даже обещал казнить.

— Ваша семья не подвергается из-за вас травле?

— Мамин брат, эфэсбэшник, написал заявление, что будет способствовать моему задержанию. Теперь к маме раз в месяц приходят сотрудники ФСБ, делают обыск, ищут, не спряталась ли я под кроватью. К бабушке моей тоже приходят. Показывают документы, что на меня открыты уголовное дела, спрашивают, где я. Конечно, родные напуганы. Я много раз звала маму приехать в Украину, повидаться с внучкой. Объясняла, что в Киеве тихо, мирно, спокойно. Она, к сожалению, больше верит телевизору, чем родной дочери. Но гораздо больше, чем приехать ко мне, она боится… уехать от меня. Боится, как ее встретит Россия, когда она будет возвращаться из Украины от «дочки-карательницы».

— Юля, не могу не спросить. Воюя на стороне Украины, вы стали врагом собственной семьи, сейчас живете без документов, под угрозой депортации. Не жалеете, что приехали сюда?

— Нет, не жалею. Я действительно люблю эту страну, здесь мой дом, люди, которые меня любят, мои друзья. Здесь я собираюсь жить и воспитывать дочку. Знаете, я не верю, что украинское правительство допустит, чтобы меня похитили эфэсбэшники.

Во вторник Юля Толопа все-таки попала на прием в консульство Российской Федерации. Благодаря поддержке общественности и СМИ обошлось без провокаций. Девушка оплатила пошлину (надо сказать, огромную), написала заявление о получении справки о несудимости. В течение двух месяцев ей обещают восстановить российский паспорт, после чего Государственная миграционная служба наконец-то сможет зарегистрировать Юлю гражданкой Украины.

Однако Юля по-прежнему остается в опасности. Когда она будет вынуждена повторно идти в консульство России за справкой, ее могут задержать там как «изменницу родины» и депортировать в Россию, где она, воевавшая на стороне Украины, тут же попадет под суд и угодит за решетку на срок до 36 лет. Чтобы не допустить этого, девушка просит всех неравнодушных людей, общественных активистов, политиков и журналистов снова прийти к консульству России через два месяца и не дать сотрудникам ФСБ ее арестовать.

4527

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер