ПОИСК
Украина

Мост Метро в Киеве может рухнуть в любой момент. Это будет катастрофа, — известный архитектор

8:00 25 февраля 2019
мост Метро

Знаменитый мостостроитель, автор двух украинских проектов моста через Керченский пролив Георгий Росновский, который неоднократно критиковал российский Керченский мост, уже два года как на пенсии. В 81 год он еще полон сил и продолжает работать по специальности. Правда, сейчас — неофициально. В основном помогает своим более молодым коллегам советами. Но в его рабочем столе есть несколько интересных разработок. Инженер уверен, что они еще пригодятся.

Георгий Аркадьевич как никто другой в Украине знает про мосты практически все. Мы побеседовали с инженером о судьбе его многочисленных проектов за рубежом и о том, насколько безопасны украинские мосты. Поговорили и про столичный мост Метро. Специалисты утверждают, что состояние его весьма плачевное. Ну и, конечно же, не упустили возможности расспросить о Керченском мосте, к которому Росновский имеет некоторое отношение.

«После года работы в Афганистане я купил машину, а потом и гараж»

— Георгий Аркадьевич, вам известно точное количество мостов, которые вы построили по всему миру?

— Я не знаю даже приблизительного количества, — смеется мой собеседник. — На самом деле, мне кажется, что никто из мостостроителей не ведет такую статистику. А зачем она нужна? Могу только сказать: их было много. В свое время я поездил по миру. Два моста, которые проектировал в Сирии, носят имя тамошнего президента (1971—2000 гг. — Авт.) Хафеза Асада. Мои мосты есть и на Кубе — мы там строили Южно-Кубинскую магистраль, и в Афганистане.

— В Афганистане? Это очень интересно. Пока строился мост, вы жили в этой стране? Как там обстановка?

— О, это было очень давно. Я прожил в Афганистане с 1 января 1964 года по 31 декабря 1965-го. Тогда в этой стране еще правил король. Все было спокойно. Местные жители к нам очень хорошо относились. А как иначе? Люди приехали к ним и помогают строить мосты, дома, электростанции. Даже землю обрабатывать помогали.

Афганцы очень приветливые люди. Вежливые. У нас не было никакой охраны. Свободно за несколько километров ходили в соседний кишлак на базар.

Бытовые условия были сносные. Я тогда еще был простым прорабом. Мы с супругой жили в одной комнатке коммунальной квартиры в хрущевке, в доме, который построили советские строители. Какой там был шикарный клуб! Я там, кстати, играл в оркестре на скрипке.

Печально, но с того времени в маленьких афганских городках новые дома почти не строили. Для многих жителей Афганистана эти старые хрущевки сейчас словно хоромы.

Георгий Росновский

— А с королем встречались?

— Лично не общался с ним. Но в кишлак, где мы жили — это в тридцати километрах от пакистанской границы, — король приезжал, смотрел, как мы работаем.

— Наверное, вас с почестями из Афганистана провожали?

— Провожали хорошо. Не могу сказать, что король Афганистана нас одаривал какими-то подарками. Мы просто выполняли свою работу.

— Но, извините за нескромный вопрос, много заработали?

— В Афганистане-то? Я вам скажу, что в те годы за границей наши специалисты всегда хорошо получали. Я вернулся домой оттуда на новеньком «Москвиче-408». Первым из моих одноклассников приобрел автомобиль. С гаражами тогда были трудности. Но я очень быстро и гараж смог купить.

— А за судьбой своего афганского моста не следили? Стоит еще? Все-таки времена изменились. Там уже несколько десятков лет неспокойно.

— Увы, ничего про свой афганский мост не знаю. Хочется верить, что он еще на месте.

— Были какие-то проекты, которые запомнились больше других?

— Хочу сказать о нереализованных задумках. Мы разработали проект по соединению мостами трех островов в Греции. Все уже было готово к началу работ. Но власти этой страны начали подготовку к Олимпийским играм 2004 года, и нас просто поставили в известность: денег не будет. Пришлось свернуть проект, так и не начав строительство.

Точно так же, из-за нехватки денег, пришлось заморозить масштабный проект своеобразной «окружной» вокруг Черного моря.

— Ого. А что это?

— Был такой проект, согласно которому все страны Черноморского бассейна предполагалось соединить автомобильными дорогами и мостами. Но это еще и очень дорогостоящий проект. Поэтому страны, которые должны были в нем участвовать, начали от этой грандиозной затеи отказываться.

«Думаю, что на строительстве Керченского моста отмыли огромное количество денег»

— Вы же и мост через Керченский пролив проектировали?

— Да, я автор двух проектов моста через Керченский пролив. Но не того, который построили россияне. Наши работы планировались еще при Януковиче. Могу с уверенностью сказать, что мои проекты лучше того, который россияне использовали при строительстве Керченского моста. У меня было два проекта — 6,5 и 10,5 километра. А у них — 19.

— Я читал в одном из ваших интервью, что Керченский мост построили не в том месте и по самому худшему из существующих проектов. Как вы думаете, почему?

— К ним в голову не залезешь. Думаю, что на строительстве Керченского моста в России отмыли огромное количество денег. Потому и выбрали самый дешевый из проектов, а денег в него вложили огромное количество. Вы обратите внимание, кто является подрядчиком строительства — «Стройгазмонтаж». Их связывают с близким другом Путина Аркадием Ротенбергом. Как специалисты-мостостроители они — ноль.

— А к вам не обращались из России за помощью, зная, что вы также проектировали Керченский мост?

— Я сам звонил российским коллегам, говорил им: «Вы же понимаете, что в этом месте строить нельзя. Там илистое дно. Сваи нужно забивать на большую глубину. Будет ледоход, и мост может просто не выдержать. Да еще и, с точки зрения судоходства, высота моста — маленькая, пролеты — узкие». Мне ответили: «Уже все принято. Никто никого не слушает. Ничего изменить нельзя».

— Сколько этот мост может простоять?

— К сожалению, я лично не видел проект. Судить по телевизионной картинке сложно. Но могу сказать, что мост построен плохо и некачественно. По нему пока не разрешают движение грузовиков, пускают только легковые автомобили. А ведь в этом году хотят еще параллельно железнодорожный мост построить.

«Капитальный ремонт моста Метро уже невозможен. Необходима реконструкция»

В России в прошлом году был самый настоящий мостопад. По данным из открытых источников я насчитал, что упало шесть десятков мостов. А какова ситуация у нас?

— У нас дела не лучше. Правда, мосты массово пока не падают. Но если отношение к ним останется таким же, как сейчас, у нас начнется то же самое, что и в России.

Самую большую тревогу у меня вызывают все столичные мосты через Днепр. С моста Патона уже давно отлетают ржавые куски конструкций, у Северного моста видна трещина в пилоне. Но самое плохое состояние у моста Метро. Он может рухнуть в любую минуту. И это будет не ночью, когда по мосту не будет движения. Это произойдет днем, в час пик. Могут погибнуть люди. В двух поездах метро, идущих навстречу друг другу, — до полутора тысяч пассажиров. Представляете, какая может произойти трагедия?

— Вы предупреждали власти о плохом состоянии этого моста?

— И неоднократно. Но что там я! Были исследования УкрдорНИИ в 1998 году. Уже тогда эксперты говорили то же самое: может рухнуть в любой момент. В 2010-м их выводы подтвердили французы, исследовавшие мост Метро.

— Но уже десять лет как минимум говорят, что мост Метро в аварийном состоянии. Тем не менее он пока стоит. Его построили, кажется, в 1965-м? Сколько лет этот мост должен был простоять?

— Такие мосты строят на сто лет. Но их необходимо обслуживать. А у нас все пущено на самотек. Я знаю, что некой организации выделили из бюджета 1,8 миллиарда гривен на два года. Они там на этом мосту должны проводить какие-то работы. Но они не специалисты. Боюсь, что их вмешательство может ускорить смерть моста.

— Но что же тогда делать? Может быть, начать строить новые мосты рядом?

— Рядом строить ни в коем случае нельзя. Это будет большой ошибкой. Да и деньги на строительство новых мостов в бюджете сейчас вряд ли найдутся.

— А на содержание столичных мостов выделяют деньги?

— Насколько мне известно, необходимые деньги на поддержание состояния мостов выделяют. Но ремонт не производится. На эти деньги красят перила и укладывают асфальт. А непосредственно мостами никто не занимается.

— Но должен же быть какой-то выход?

— По мосту Метро запретили движение тяжелых грузовиков. Это правильный шаг. Но капитальный ремонт уже невозможен. Необходима реконструкция моста. У меня есть такой проект. Готовый. Но его пока не используют. Согласно этому проекту надо потихоньку разбирать автомобильную дорогу, разбирать кое-какие конструкции, и вместо двух полос делать по три полосы.

— А как быть с линией метро? Движение поездов же не перекроешь? Это очень важная транспортная магистраль.

— По моему проекту метро во время реконструкции продолжит работу. Но не в обычном режиме. Нагрузку на мост придется уменьшить. С этой целью, возможно, поезда по мосту некоторое время будут ходить по одной линии. Постепенно одни элементы конструкции моста заменят другими. Реконструкция мостов через Днепр — это сверхсрочное дело, оно не терпит отлагательства. Надеюсь, меня услышат и удастся избежать беды.

Ранее старший научный сотрудник Института водных проблем Российской академии наук, горный инженер-гидрогеолог Юрий Медовар заявил, что Керченский мост обязательно смоет, а Крым без Украины ждет катастрофа.

«ФАКТЫ» также писали о том, что в Киеве рухнул пешеходный мост.

Фото «Обозреватель»

4726

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер