ПОИСК
Украина

Под прицелом снайперов: 29 лет назад над Киевсоветом впервые подняли сине-желтый флаг (фото)

8:31 24 июля 2019
Украинский флаг перед Киевсоветом

24 июля 1990 года увидеть, как на флагштоке Киевсовета будут поднимать украинский сине-желтый стяг, на Крещатик пришли около 200 тысяч человек! А во дворе Киевсовета сосредоточились подразделения спецназа, готовые устроить расправу.

«Журналист Анатолий Тарасенко на свой страх и риск объявил по радио, что на 19 часов намечен подъем сине-желтого стяга»

— Первая попытка принять решение Киевсовета о поднятии у его стен сине-желтого флага была предпринята в пятницу, 20 июля 1990 года, — рассказал «ФАКТАМ» заместитель председателя Киевсовета 1990—1991 годов Александр Мосиюк. — Однако мы, депутаты от «Демократического блока», не смогли сломить сопротивление коммунистов. В тот день заседание президиума едва не переросло в драку. И все же нам удалось принять проект постановления о поднятии украинского флага. К рассмотрению этого вопроса было решено вернуться на следующем пленарном заседании, которое, согласно регламенту, должно было состояться во вторник, 24 июля.

— Реальная власть в СССР принадлежала компартии, и она могла приказать силой помешать поднятию украинского флага. Демократы что-либо предприняли, чтобы предотвратить возможную расправу?

— Чтобы ее избежать, важно было найти взаимопонимание с милицией. За сутки до повторного рассмотрения вопроса о подъеме флага я встретился с исполняющим обязанности начальника столичной милиции Владимиром Шапошником. Он сказал: «Я не самый большой начальник. Если поступит приказ министра внутренних дел (а он будет исполнять распоряжение ЦК КПУ), то милиции придется применить силу. Чтобы свести к минимуму вероятность такого развития событий, возле Киевсовета должно собраться как можно больше людей. Для этого церемонию подъема флага нужно провести вскоре после завершения рабочей смены на предприятиях города — в 19 часов». Мы выбрали именно это время.

— Надо было каким-то образом оповестить киевлян, что 24 июля к 19:00 нужно прийти на Крещатик. Это удалось сделать?

— Да. Журналист Анатолий Тарасенко на свой страх и риск объявил об этом в утренней программе радио. Репродукторы в те годы были практически в каждой квартире, у многих радио работало круглосуточно, так что новость о подъеме флага услышало много людей. К тому же активисты Руха размножили на специальном аппарате, привезенном кем-то из диаспоры, написанную от руки фломастером листовку с призывом прийти вечером 24 июля на подъем флага. Эти прокламации раздавали возле метро, предприятий.

— Кто был автором идеи поднять сине-желтое знамя в Киеве?

— Эта идея витала в воздухе. Представители демократических сил, в том числе я, шли в горсовет с четким представлением об украинской национальной символике, с пониманием того, что ее нужно сделать государственной.

— Как в горсовете принимали решение о подъеме сине-желтого флага?

— Горком партии распорядился тогда отозвать депутатов-коммунистов из Киевсовета. Это была попытка предотвратить подъем украинского флага. Расчет прост: если зал покинет половина депутатов, не будет кворума, а значит, принимать решения нельзя.

— Лично вам тогда угрожали?

— Да. Депутаты-коммунисты говорили, чтобы не забывал — сегодня на крышах и чердаках сидят снайперы. Напомнили также о судьбе члена ОУН педагога Владимира Багазия. В 1941 году он стал бургомистром в оккупированном Киеве. За патриотическую позицию его вместе с 19-летним сыном гитлеровцы расстреляли в Бабьем Яру.

Так вот, перед рассмотрением вопроса о символике (он стоял последним в повестке дня) председатель Киевсовета Арнольд Назарчук уехал, сославшись на недомогание. Кстати, и впоследствии, когда решались особо острые вопросы, Арнольд Григорьевич объявлял, что у него разболелось сердце, и отправлялся отдыхать, а я становился исполняющим обязанности председателя городского совета.

В 17:15 я объявил о продолжении заседания, прерванного в связи с отъездом Назарчука. Тем временем возле здания горисполкома собиралось все больше людей. Движение транспорта по Крещатику прекратилось — вся главная улица столицы была запружена патриотически настроенными киевлянами. По приблизительным подсчетам, пришло около 200 тысяч человек! А во дворе горсовета дежурили бойцы ОМОН (спецподразделения милиции). Провокация или роковая случайность (например, если бы кто-то кинул камень в правоохранителей) могли привести к столкновению народа с силовиками. С улицы послышались звуки ударов — «омоновцы» били резиновыми дубинами по щитам, пытаясь запугать участников акции. Нужно было принимать решение.

В руках у людей были транспаранты с призывами о выходе Украины из состава СССР

— Но кворума не было. Как же вы вышли из положения?

— Слово попросил депутат от «Демократического блока» Николай Грабар. Со знанием дела (он юрист) предложил: раз нет кворума, давайте примем протокольное (по сути, необязательное к выполнению) решение.

С протокольным решением о подъеме флага я вышел на улицу, огласил этот документ с помощью мегафона. Поскольку церемония была назначена на 19:00, а часы показывали 18:30, продолжились выступления народных депутатов — Сергея Головатого, Ларисы Скорик, Ирины Калинец…

Тут следует сказать, что перед этим флаг был освящен возле стен Софийского собора (самого древнего из сохранившихся в Украине христианских храмов). Это была идея Богдана Тернопильского, который являлся тогда членом секретариата Народного Руха Украины. И вот стрелки показали ровно 19:00. Священники начали читать молитву. Депутаты стали слегка подталкивать меня — мол, поднимай. Я взобрался на каменную тумбу флагштока и стал тянуть за трос. Знамя поплыло к небу, верхней точки оно достигло в 19:03.

На Крещатик пришли около 200 тысяч человек, чтобы стать свидетелями поднятия украинского флага

Всю ночь до самого утра продолжалось паломничество к знамени. Многие несли цветы, и возле флагштока выросла гора букетов.

Активисты установили там пост. Он был нелишним: появлялись провокаторы с намерением снять флаг.

«Активисты были готовы лечь под танки, чтобы не дать провести парад Советской армии на Крещатике»

— Какие флаги висели возле Киевсовета до 24 июля 1990 года?

— Там был красный флаг СССР и красный с лазурной полосой внизу — Украинской ССР. 24 июля сняли знамя Советского Союза и вместо него подняли сине-желтый флаг.

— Какой была реакция коммунистической власти?

— На следующий день прокурор Киева прислал грозное представление о том, что фактически совершено антисоветское преступление, потребовал снять сине-желтое знамя. Но мы просто приняли протест прокурора к сведению.

Больше года Киевсовет был единственным в столице органом власти, на флагштоке которого развевалось сине-желтое знамя. Напомню, что 16 июля 1990 года Верховный Совет УССР принял Декларацию о государственном суверенитете Украины. В этом документе еще не было записано о выходе из состава СССР, но Декларация провозглашала самостоятельность в решении важнейших политических и экономических вопросов. Через восемь дней после принятия этого документа был поднят украинский флаг возле Киевсовета.

— Где его пошили?

— Точно неизвестно. Тогда по два флага пошили во Львове и Ивано-Франковске и один — в Тернополе. Почему по два? Для надежности. Ведь по дороге в Киев милиция могла отобрать знамя. Знаю, что в доставке флагов из Ивано-Франковска участвовала народная артистка Украины, известная телеведущая Кристина Стебельская.

Всего было пять флагов, и все удалось благополучно привезти в столицу. Над Киевсоветом подняли знамя, которое пошили в Ивано-Франковске или во Львове. Это еще предстоит выяснить.

— Оно сохранилось?

— Да, 13 ноября 1990 года я как заместитель председателя Киевского городского совета передал его на временное хранение в Национальный исторический музей Украины — для выставки «Символы Украины». Тогда был составлен соответствующий акт. Флаг так и остался в музее. На днях вместе с одним историком я побывал там. Стяг находится в фондах, акт о его передаче сохранился. Мы тщательно измеряли знамя, осмотрели материал и убедились — это тот самый флаг. Он не в лучшем состоянии — нужна основательная реставрация.

В 1990 году патриотическим силам удалось добиться отмены военного парада на Крещатике, который должен был пройти 7 ноября — в годовщину большевистского переворота. Киевсовет имеет отношение к этой истории?

— Да, самое непосредственное. Тогда целый ряд демократических движений и партий заявили, что не допустят парада Советской армии, активисты готовы были лечь под танки. Я понимал, что дело может кончиться большой кровью, как это произошло в Тбилиси (жесточайший разгон в апреле 1989 года Советской армией митинга у стен Дома правительства в столице Грузии, в результате чего 19 человек погибли, 251 получили ранения и отравления химическими веществами. — Авт.).

Нужно было сделать все возможное, чтобы подобное не повторилось в Киеве. Вначале я попытался добиться отмены парада решением Верховного Совета УССР. Спикер парламента Иван Плющ дал мне слово, но депутаты из коммунистической группы «239» освистали мое выступление, обругали меня матерными словами.

Тогда я обратился в правительство. Встретился с заместителем председателя Совета Министров УССР Константином Масиком. Он четко дал понять, что указ президента СССР Горбачева о проведении парада в Киеве отменить не получится. Но можно перенести место проведения с Крещатика на другую улицу. Соответствующее решение должен принять Киевсовет. Это удалось сделать с огромным трудом, в сессионном зале даже произошла драка. Кворум висел на волоске: для принятия легитимного решения требовалось присутствие 200 депутатов. Как раз столько их было в зале. Но нам, демократам, не хватало голосов. Выручили 12 депутатов из числа офицеров милиции, поддержавших нас. Думаю, они выполняли указание начальника милиции Киева генерала Валентина Недригайло.

Кстати, по закону в Киевсовете должно было быть 300 депутатов. Но выборы в некоторых округах признали несостоявшимися. Поэтому в действительности избрали около 280 депутатов.

Как и при принятии решения о флаге, Арнольд Назарчук самоустранился — он подал в отставку, и я вновь стал исполняющим обязанности председателя Киевского горсовета.

Когда решение о переносе парада на площадь Победы было принято, возникла проблема с его оформлением: депутатам с трудом удалось разыскать управляющего делами горсовета, у которого была печать.

С оформленным по всем правилам документом я пришел к Масику. Он убедил военных выполнить решение Киевсовета. Коммунисты в последний момент попытались все же добиться своего — обратились ко мне с официальным заявлением. Мол, решение якобы принято нелегитимно. В ответ я дал поручение мандатной комиссии рассмотреть это обращение и доложить на следующей сессии — 11 ноября, уже после проведения парада.
Он проходил на площади Победы минут двадцать почти без военной техники. Напомню, что в октябре 1990 года состоялась студенческая Революция на граните
(голодовка с требованием отставки главы правительства Виталия Масола. — Авт.). Молодежь установила палатки на нынешнем майдане Незалежности. Прокурор дал милиции предписание разогнать ребят. Чтобы этого не произошло, президиум Киеврады ночью принял решение разрешить активистам проведение акции.

— Знаю, что по образованию вы физик. Как получилось, что пришли в политику, стали заместителем председателя Киевского городского совета?

— Когда в 1985 году началась горбачевская перестройка, я был молодым 30-летним сотрудником Института физики Академии наук УССР. Многие верили в скорые перемены к лучшему, и у меня возникло желание стать политиком, чтобы самому приближать эти перемены. Я даже баллотировался в Верховный Совет Украинской ССР, но затем снял свою кандидатуру, чтобы не составлять конкуренцию другому представителю демократических сил — председателю киевской организации Хельсинского союза по правам человека Олесю Шевченко.

Когда в 35 лет я стал депутатом Киевсовета, «Демократический блок» избрал меня своим лидером и выдвинул на пост заместителя председателя. Кстати, все депутаты-демократы носили на одежде сине-желтые значки. А став заместителем главы Киеврады, я использовал напечатанные под заказ бланки с украинской символикой.

Важно сказать, что по результатам выборов в Киевсовет в 1990 году ни одна из политических сил не получила решающего большинства: от контролируемого горкомом компартии блока «За обновление» прошли 130 депутатов, от «Демократического блока» — 111, Демократический центр получил 30 мест. Было еще небольшое количество депутатов, не примкнувших ни к одной из политических сил. Поэтому вопрос о том, кто станет председателем и его заместителем, решали путем компромисса. В противном случае пришлось бы назначать перевыборы горсовета. Коммунисты боялись этого, ведь была высока вероятность, что они получат еще меньше депутатских мандатов. Они хотели, чтобы председателем стал один из секретарей горкома партии, но мы сумели этого не допустить. Наши оппоненты пошли на попятную и согласились на компромиссную кандидатуру — директора завода «Электронмаш» Арнольда Назарчука.

Ранее в том же 1990 году украинцы отметили годовщину подписания Акта Злуки (1919 год). Об этом в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказывал известный поэт и общественный деятель Иван Драч (ушел из жизни 19 июня 2018 года).

22 января 1990-го активисты организовали живую цепь между городами. Как это было, читайте в материале «ФАКТОВ» Иван Драч: «22 января 1990 года я стоял на Софийской площади в Киеве. Именно с меня начиналась эта живая цепь».

Фото из архива Александра Мосиюка

506

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер