ПОИСК
Украина

Грозит ли Зеленскому Майдан и при чем тут Аваков

8:02 27 апреля 2020
Зеленский и Аваков

Похоже, карантинные мероприятия настолько понравились власти, что кое-кто из ее представителей хотел бы продлить такую ситуацию на годы. Например, «масочный режим», о соблюдении которого еще минимум на протяжении двух лет заявил премьер-министр Украины Денис Шмыгаль. Экономисты считают, что украинская власть, копируя худшие карантинные меры, только усугубляет экономический кризис. А некоторые противники Зеленского проводят параллели между действиями нынешней власти и действиями большевиков, приведшими к голодоморам. Политологи Владимир Фесенко, Виктор Бобыренко (в 2015 году предсказавший президентство Зеленского), Михаил Басараб и аналитик Игар Тышкевич рассказали «ФАКТАМ», состоится ли «третий Майдан» уже этой осенью и действительно ли с помощью карантинных мер власть пытается уничтожить протестный электорат.

В первой части «круглого стола» известные украинские политологи обсудили достижения Владимира Зеленского на посту президента Украины и возможность реванша сметенных Революцией достоинства сил.

— Между голодоморами и нынешним карантином находят много схожего: запреты на передвижение и работу, уничтожение среднего класса (тогда — «куркулей», сейчас — мелкого бизнеса), изъятие у населения ценностей (тогда — Торгсин, сейчас — ломбарды), непосильные штрафы за нарушения. В то время как в одних странах людей на месяц отпустили в оплачиваемый отпуск, в других — выдали по тысяче долларов, у нас разрешили работать ломбардам. Имеет ли право на жизнь конспирологическая версия о том, что с помощью карантинных мероприятий власть хочет «обезвредить» протестный электорат и его опору — средний класс?

Виктор Бобыренко: — Думаю, что это действительно где-то на грани конспирологии. Если есть два варианта объяснения — или заговор, или глупость, то, скорее всего, здесь будет глупость. Наши власти просто обезьянничают. То есть ничего нового не придумывают, а просто повторяют в меру своих возможностей то, что делают Европа, Америка, Китай. У всех карантин бьет в первую очередь по малому бизнесу, потому что он меньше всего защищен. Так и у нас получается. Но это не по злому умыслу, а просто от недостатка ума.

Михаил Басараб: — Как по мне, то все неровности, связанные с внедрением запретных мероприятий, являются свидетельством неуверенности и паники во власти. Мне кажется, что они готовы были перебдеть и вызвать шквал общественной критики, но не допустить неконтролируемого распространения пандемии. Предотвратить массовое заражение украинцев в короткий промежуток времени — это был единственный способ удержать ситуацию под контролем. Если это не удастся, то коллапс системы здравоохранения вместе с масштабным социально-экономическим кризисом очень быстро приведет к непрогнозируемым последствиям и концу правления нынешней власти.

Владимир Фесенко: — А кто вам это сказал про средний класс как опору протестного электората? В двух Майданах та часть среднего класса, которая поддерживала политические лозунги оппозиции, была ядром и движущей силой протеста (но далеко не весь средний класс). Однако так бывало не всегда и не во всех протестных движениях. Большая часть украинского среднего класса не поддержала ни антипорошенковские протесты во главе с Саакашвили (в 2017—2018 гг.), ни движение «против капитуляции» осенью прошлого года, ни спорадические протесты против земельной реформы. Что касается «конспирологических версий», то карантин вводят по всему миру — сначала в Китае, затем в Западной Европе, потом в США. Неужели это всемирный заговор против протестного электората в Украине?

Игар Тышкевич: — Я прошу прощения, но если кратко: эта версия — полный идиотизм. Смысл ограничения передвижений? Можно спорить об оправданности политики, но в условиях эпидемии решения о противоэпидемиологических мероприятиях относятся к компетенции власти. Снова-таки, можно спорить, какие у нас решения: половинчатые либо реальные. Потому что ограничение на перемещение можно вводить в режиме чрезвычайного положения. Это как раз говорит о том, насколько мы привыкли правильно, с точки зрения законодательства, оформлять решения власти. Да, это тоже проблема.

Но, с другой стороны, такие решения всегда принимаются на балансе ресурсов системы здравоохранения и экономики. Условно говоря, если система здравоохранения слаба либо она не справляется, то страна останавливается. В развитых странах в таком случае действуют большие программы поддержки бизнеса и населения. Как ни парадоксально, то же самое делают, когда экономика, система слабы, поскольку это приведет к еще большим проблемам.

Я не приверженец строгого карантина, мне больше нравятся варианты Швеции, Южной Кореи, Сингапура… Но именно власть принимает решение по уменьшению социальной мобильности. А решения необходимо выполнять, это раз. И второе: неразумные решения нужно критиковать, предлагать свои варианты и таким образом исправлять ситуацию.

Напомню, что в Украине в 2017 году была ликвидирована санэпидемслужба. В каждом населенном пункте имелся санэпидкабинет с лабораториями, определенной материальной базой. Теперь это надо создавать заново. Если эта служба не заработает, система здравоохранения Украины точно не выдержит.

В таком формате, какой складывается сейчас, естественно, исчезнет мелкий бизнес, многие люди останутся без средств к существованию. Да, к нам придет еще больший экономический кризис, который охватывает весь мир, — просто пандемия коронавируса ускорила процесс. Будет безработица. Но сравнивать это с голодоморами, — либо идиотизм, либо манипуляция.

Да, есть экономические проблемы и можно критиковать шаги правительства в этой области. Я лично не приверженец закрытия экономики. Но вопрос в другом: в готовности нашего населения выполнять законы. Мы можем сказать: господа, хорошо, пусть экономика работает, но давайте будем держать дистанцию, отменим массовые мероприятия. Вот на Пасху отменили массовые мероприятия — и что? Сейчас школы не работают, а у меня под окнами играют дети, хотя они должны сидеть дома.

— Некоторые политологи прогнозируют на сентябрь-октябрь массовые акции протеста против нынешней власти. Причем предполагается, что за частью протестующих, организованных в боеспособные отряды, будет стоять глава МВД Арсен Аваков. Следует ли нам готовиться к очередному Майдану? Что нужно делать Зеленскому, чтобы избежать массовых протестов?

Владимир Фесенко: — Что касается упомянутых прогнозов на осень, то это все равно, что осенью тыкать пальцем в небо и говорить, что будет дождь. Осенью он часто бывает. Вот так и в Украине — у нас каждую осень бывают протесты, но лишь изредка (с интервалом примерно 10 лет) бывают Майданы.

Локальные протесты по отдельным конкретным поводам наверняка будут и предстоящей осенью. Но пока рано прогнозировать конкретные поводы и возможные масштабы таких протестов (и нет научных методик такого прогнозирования). Кстати, напомню, что и в 2004-м, и в 2013 году (когда у нас случились большие Майданы) уровень протестных настроений был ниже нормы. Для больших протестов нужны очень сильные эмоциональные поводы. Также напомню, что оба Майдана были не по социально-экономическим, а по политическим причинам. Поскольку осенью состоятся местные выборы, то они, скорее всего, аккумулируют большую часть протестной активности. Для сравнения, в 2009 году украинская экономика упала на 15%, но тогдашняя президентская избирательная кампания канализировала недовольство в избирательный процесс. Похожая история произошла в 2014—2015 годах. Поэтому мой главный совет команде Зеленского: не переносить местные выборы.

Игар Тышкевич: - Протесты и недовольство населения в любом случае будут, потому что нас накроет экономический кризис. Если смотреть на историю массовых выступлений, то они никогда не происходили на ниспадающей либо на росте кривой кризиса, либо росте экономики. Они всегда случались на определенном моменте торможения роста — когда люди желали большего, либо на моменте стабилизации — когда люди ожидали улучшения, и побыстрее.

Осень у нас будет как раз по ниспадающей. Сможет ли власть выработать эффективную политику борьбы с кризисом — это вопрос их адекватных действий. От этого зависит, будут ли протесты. Поскольку даже в условиях кризиса нормальная коммуникация с обществом, последовательность шагов и ясность направления, куда мы идем, — уже уменьшают вероятность протестов.

Будет ли какой-то заговор Авакова или кого-то еще… Если мы говорим о возможности, о наличии силовой компоненты, то да, в Украине сложилась уникальная ситуация, когда в результате войны у нас есть большое количество людей с опытом боевых действий. Это вызов, с которым тоже надо иметь дело, это структура общества, которую надо иметь в виду до принятия решений. В первую очередь о коммуникации групп и политический партий.

Виктор Бобыренко: — Угадать, будет или не будет Майдан, сейчас никто не сможет, потому что мы не знаем, какой еще «черный лебедь» прилетит, что произойдет в глобальном плане с кризисом, как станет себя вести Россия. Мы же понимаем, что Россия, теряющая сейчас нефтедоллары, может захотеть маленькую победоносную войну, чтобы отвлечь внимание россиян от внутренних проблем. Всего этого мы предусмотреть не можем, потому что вариантов может быть масса.

Но если Зеленский не развернет наш корабль, скажем, в сторону России и не начнет сдавать Украину, то Майдана не будет. Ведь основная категория, которая может пострадать от происходящего сейчас, — это пенсионеры, а они уже в силу физических причин не способны стать той группой, которая выйдет и будет задействована на Майдане.

Может ли инспирировать это Аваков? А зачем, если он и сейчас фактически говорит о себе, как о второй по значению фигуре в стране. Чтобы сбросить Зеленского? Но не факт, что его выберут. Им сейчас нужен союз. Хотя союз Зеленского и Авакова — это союз змеи и черепахи, когда черепаха плывет по океану, а змея на ней сидит и думает: если укушу черепаху, то утонем обе. Это вынужденный симбиоз. Я не говорю, что он будет до конца каденции Зеленского, но пока им приходится терпеть друг друга. Авакову акции протеста не нужны, Зеленскому — тем более. Это никому не нужно, кроме Москвы.

Михаил Басараб: — Прогноз о масштабных акциях протеста на осень весьма реалистичный. Даже если удастся избежать пандемии этой весной, то глубокий социально-экономический кризис все равно неизбежен. Несмотря на то, что все революции в независимой Украине были не за палку колбасы или буханку хлеба, социальные и экономические проблемы могут стать дополнением к основной теме возможных массовых протестов. Речь идет о капитуляции.

На фоне серьезнейших вызовов, связанных с коронавирусом и экономическим падением, Зеленский и Ермак умудряются продолжать какие-то переговоры о Консультативном совете с «ЛДНР» и прочей чепухе, которую навязывает Кремль, но которую никогда не удастся осуществить в Украине. Это сильно раздражает украинское общество. Зеленский наверняка не чувствует этого и продолжает идти в убийственном для себя направлении уступок России.

— Что ожидает Зеленского и Украину в будущем?

Игар Тышкевич: — В ближайшее время нас ожидает достаточно глубокий экономический кризис. Это процессы, которые не зависят от личности, мы не способны их остановить. Второе: нас ожидает переформатирование сфер влияния в мире, мировой экономики. От того, насколько мы сможем сориентироваться в этой ситуации, зависит наше будущее. Если Украина продемонстрирует, что способна вписаться в новый порядок, в первую очередь экономический, то у страны есть будущее. Если мы останемся в старом укладе, доедания того, что еще не доели, — тогда перспектива будет туманная.

Михаил Басараб: — Все зависит от многих факторов в Украине и вне Украины. Это предмет разговора не для одного интервью. Точно сказать можно лишь то, что Украина и украинская нация доказали свое право БЫТЬ. Дальше все в наших руках.

Виктор Бобыренко: — Если смотреть до конца каденции Зеленского, то есть на четыре года вперед, — то ничего хорошего не его не ждет, будет постепенное снижение рейтинга до минимума. Потому что все-таки холодильник, я думаю, в наших условиях победит телевизор.

Я скажу, что для Зеленского вся жизнь — это театр. И он, наконец, построил театр, где сам и автор сценария, и продюсер (как он думает), и, безусловно, главный герой. Но в финале спектакля уборщицы будут его мокрыми тряпками по сцене гонять. Конец карьеры Зеленского ждет очень печальный, учитывая, что он лайко- и аплодисментозависимый. Некому будет хлопать — и это для него будет, конечно, трагедия.

Владимир Фесенко: — Не только Зеленского и Украину, но и весь мир ожидает очень тяжелый год. Возможно, это будет самый тяжелый экономический кризис за последние 100 лет. Это единственное, что можно утверждать сейчас. По всем остальным вопросам обоснованные прогнозы можно делать не более чем на 2−3 месяца вперед. На более длительный период (до конца года) возможны самые разные сценарии (и по развитию эпидемии, и по экономической ситуации, и по политике) — от умеренно оптимистических до крайне пессимистичных. И никто не может сказать точно, какой именно сценарий в итоге сработает. Поэтому все картинки будущего — это ненаучная футурология, фантазии и/или спекуляции разных авторов, зависящие от их мировоззренческих, политических предпочтений и психологии (личного уровня оптимизма или пессимизма).

Отмечу лишь одно — Украина имеет богатый опыт переживания различных кризисов. Существование в условиях кризисов (экономических, политических и др.) для нас почти норма, к сожалению. Но зато и опыт выживания у нас богатый. Не берусь пока прогнозировать и по Зеленскому. У него много политически слабых мест, но он парень упрямый и психологически не такой слабый, как многим кажется. Поэтому шансы удержаться у него есть. И если он удержится во время кризиса, то может даже и укрепиться. Но риски для него резко возрастают.

Как ранее показал опрос «ФАКТОВ», президента Украины поддерживает лишь четверть проголосовавших.

4571

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер