ПОИСК
Украина

В войне с мэрами центральная власть "дала заднюю" и уже проигрывает, — Александр Данилюк

8:02 14 мая 2020
Александр Данилюк

В первой части интервью бывший заместитель главы Администрации президента Порошенко, экс-министр финансов, советник по международной политике и экономике кандидата в президенты Зеленского, экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Данилюк рассказал о возможных вариантах выхода из экономического кризиса и о том, что у украинцев может возникнуть дежавю с 1990-ми. Во второй части разговор пойдет о кадровой чехарде во властной команде, о «мэрском бунте» и еще о многом другом.

«Произошла необоснованная концентрация власти в Офисе президента. При этом „у руля“ оказались люди слабые и неопытные»

— Александр, некоторые эксперты считают, что происходящее сейчас тем не менее может стать шансом перезагрузить экономику. Насколько они правы?

— В любом кризисе всегда необходимо искать возможности. Унывать нельзя, потому что кризис топит именно пессимистов. Это тест, который проясняет who is who (в переводе с английского — кто есть кто. — Авт.). Так получалось, что я часто оказывался в кризисных ситуациях как на работе, так и вне ее. Очень люблю активный образ жизни и экстремальные виды спорта, занимался в свое время и альпинизмом, и сплавом по горным рекам, и заплывами на дальние дистанции… В спорте, когда наступают сложности, самое худшее для команды, когда кто-то начинает киснуть, терять веру в себя либо истерить. Особенно ярко это проявляется в альпинизме. Иногда приходилось основательно «встряхивать» своих товарищей, иначе все могло закончиться плохо.

Что происходит сейчас в экономике? У бизнеса нарушились связи. Чем сложнее бизнес, тем больше у него поставщиков и тем больше он сам поставляет. То есть существует значительная взаимозависимость. Не найдется образцовой компании, которая — раз, и выйдет из кризиса. Многие производственные цепочки придется отстраивать заново, потому что партнеры обанкротятся. Но это может стать и шансом по-новому взглянуть на бизнес и, возможно, найти более эффективные решения в новых реалиях, более надежных партнеров, более современные технологии и т. д.

Теперь о политике. Очень надеюсь, что этот кризис даст определенный толчок в том числе и национальным политическим процессам. Украинцы привыкли голосовать эмоционально. А в условиях пандемии они осознали, что от их выбора зависит не только уровень их благосостояния, но и напрямую их здоровье и жизнь. Так что им необходимо выбирать власть, которая сможет адекватно справляться с современными вызовами. Кризис может стать некой встряской, чтобы люди сделали такой вывод.

Читайте также: Банкротства Украины не будет, после кредита от МВФ инвесторы сами выстроятся в очередь, — нардеп Трухин

— Но до следующих президентских выборов еще четыре года.

— Существует огромный потенциал переформатирования власти. Я, например, являюсь сторонником формирования новой парламентской коалиции.

За последние девять месяцев произошла очень необоснованная концентрация власти в Офисе президента. При этом «у руля» оказались люди слабые и неопытные.

— Мягко говоря.

— Да. И это очень нестабильная система. Почему такое происходит? Потому что кадровые решения принимаются эмоционально: «А я вот так захотел». Но Украина — это все-таки парламентско-президентская республика, то есть парламент должен играть не номинальную, а решающую роль и в кадровой политике в частности и вообще в формировании политики.

В теперешних реалиях, когда монобольшинство «формирует» Кабинет министров, это означает, что в реальности кадры подбирают в Офисе президента, который не имеет на это никаких прав и полномочий, а потом Рада их формально утверждает — по принципу «наша работа — кнопки нажимать».

Читайте также: Полгода карантина украинская экономика не выдержит. Деньги просто исчезнут, — Сергей Фурса

Совсем иное дело, если будет коалиционное правительство, сформированное несколькими парламентскими фракциями. Каждая партия по квоте подберет сильных кандидатов, причем из-за конкуренции не будет предлагать тех, кто может ее дискредитировать, особенно в этих условиях. Тогда мы реально станем парламентско-президентской республикой, как и предусмотрено нашей Конституцией.

Президент, в конце концов, при такой коалиции сможет эффективнее заниматься вопросами, которые ему определены Конституцией, а именно национальной безопасностью и международными отношениями, Кабмин станет более дееспособным и министры будут министрами. Ведь сейчас должность министра дискредитирована, министры мало что решают (кто вообще знает их фамилии?), да и глава правительства тоже. Это очень плохо. Я сейчас даже не критикую Кабмин, поскольку понимаю, что люди в такой системе не могут себя реализовать.

«Саакашвили свою должность использует по максимуму»

— Вы рассказали, как должно быть. Реальная картина несколько иная. Все равно все решает монобольшинство.

— Давайте проверим, насколько ваше утверждение правильно. Вспомните, как формировался Кабмин Гончарука. Тогда все кадры отбирал Офис президента. Парламент за них мгновенно проголосовал. А как голосовали за Кабмин Шмыгаля?

— С большим скрипом. Видимо, случилось некое отрезвление.

— Небольшое. Не смогли сразу сформировать полный состав Кабмина, потому что нормальные люди отказались туда идти. Они не захотели класть свою голову на плаху, на которой написано «рейтинг президента».

Следующая итерация — замена министров финансов и здравоохранения и назначение министра энергетики. И вот досада — голосов монобольшинства не хватило, нужно было продавливать кандидатуры с помощью других фракций. При попытке назначить Саакашвили вице-премьером снова сбой — даже до голосования дело не дошло.

Теперь возникает вопрос: может ли страна существовать без дееспособного парламента? 226 необходимых для принятия решения голосов обеспечиваются монобольшинством либо неформальной ситуативной коалицией? Фракции «Слуга народа» сейчас требуются дополнительные голоса. Следующим этапом будет формирование официальной коалиции. Она де-факто уже есть: «Европейская солидарность», «Голос», группа «Довіра» нередко поддерживают «слуг».

— Саакашвили наконец-то трудоустроили — назначен главой Исполнительного комитета реформ и членом Национального совета реформ. Он вернулся в большую игру?

— Михеил точно не статистом туда пришел, он человек не того масштаба. Конечно, на должности вице-премьера у него был бы более существенный вес, но и эту позицию он использует по максимуму. Второй вопрос, что он может сделать с этой позицией? Думаю, что она временная.

Читайте также: Когда недалеко от Тбилиси стояли русские танки, «Квартал» шутил о «Михо гамарж*пе»

Просто я очень хорошо знаю, как работают государственные органы, в том числе и такая интересная их вариация, как Национальный совет реформ. Я в свое время руководил Координационным центром по внедрению экономических реформ и прекрасно понимаю, как этот формат работал при разных форматах власти. Национальный совет реформ — это координирующий орган. Так вот, есть одно железное правило: координировать слабых игроков бесполезно!

Как только президент номинально возродил почивший в бозе Национальный совет реформ, тут же загудел «Фейсбук»: «О, а я тоже когда-то», «а помните, как мы»… Меня «тэгают» как человека, который имел непосредственное отношение к управлению процессами. Я это игнорирую, так как понимаю, что важно, а что нет. Априори этот Исполнительный комитет, который возглавил Михаил, не может быть эффективным. Если за этим не последуют сильные кадровые назначения в ключевые органы власти, ничего не будет. Это просто невозможно. А с назначениями будет проблема, поскольку вера потеряна и адекватные люди не захотят прыгать в этот омут с головой.

— Страшит кадровая чехарда в команде Зеленского. Особенно в такой сложный период. «В товарищах согласья нет», это очевидно, скамейка запасных совсем короткая. Что происходит?

— Хочу подчеркнуть следующий нюанс. Количество адекватных людей, желающих занять должности, намного уменьшилось. Скамейка запасных — тех, кто может прийти, зная, что делать, и при этом работать в интересах страны, — всегда была короткой. А сегодня это табуретка на двух ножках.

Властные кабинеты зачастую заняли случайные люди. У нас безотказно работает большущий грузовой социальный лифт, который вывез наверх сотни этих людей. А дальше разбирайтесь, что называется. «И мы вам помочь не можем, так как сами не знаем, что делать». Поверьте, скамейка вот таких запасных бесконечна — друзья, знакомые, одноклассники, однокурсники, соседи, а в стратегическом резерве — родственники соседей.

Политика — это своеобразное сито. Со временем становится ясно, кто есть кто. Политика — это пена, которая со временем оседает. А реальных людей, с которыми ты готов идти в разведку, минимальное количество.

Читайте также: Украинская кумократия напоролась на айсберг глобального кризиса, — Андрей Ермолаев

— Увы.

— Но именно в таких процессах они и проявляются.

В соцсетях сформировалась устойчивая реформаторская тусовка — там занимаются самолюбованием и хвалят друг друга. Им важно позиционировать себя как особенных и очень правильных. При этом большинство на практике ничего толком не сделали, а некоторые приписывают себе то, что делали менее «социально активные» ребята. Мне это претит. В последнее время тусовка опять оживилась, звучат призывы к объединению. Вот только перспективные объединения происходят вокруг реальных лидеров, а не виртуальных.

Что такое сейчас поход в политику, если ты действительно пришел что-то делать, а не писать посты в Facebook? Против тебя включаются сильные мира сего — олигархи, их агенты во власти, СМИ, силовики. Когда я остановил масштабную схему коррупции с возмещением НДС, против меня сразу открыли два уголовных дела. Меня обливали грязью в прессе, запугивали сотрудников. При этом если ты честно работаешь на госслужбе, то ничего, кроме постоянных стрессов, не получаешь, зарплаты абсолютно неадекватные.

Но есть и альтернатива. Человек приходит во власть, заглядывает начальству в глаза и улыбается, согласовывает каждый шаг, избегает излишних действий. Так ежедневно пополняется его чиновничья копилочка. Часто к этому добавляется и коррупция.

Во время национализации «ПриватБанка» или ликвидации коррупции при возмещении НДС я прошел через многое. Сколько в стране примеров успешной борьбы с олигархами, когда кто-то не побоялся выступить против них или когда министр шел против генерального прокурора? Помните, как я публично требовал отставки Луценко, когда он действовал в интересах Коломойского? Это на несколько дней ввело парламент в состояние коматоза. Депутаты не понимали, как такое вообще возможно. Возможно. Или когда я увольнял Насирова (одиозный глава фискальной службы. — Авт.). Это была такая священная корова. Я очень ценю тех, кто не побоялись и прошли через такие испытания. Даже если у нас кардинально отличаются взгляды. А тех, кто струсил, списываю сразу же.

«С наступлением тепла в Одессу хлынули со всей страны. Какой тогда смысл в карантине?»

— В стране назревает «мэрский бунт». Старт ему дали мэры Черкасс и Мукачево, решившие досрочно ослабить в этих городах карантин, что вызвало крайнее неудовольствие Банковой. Судя по риторике некоторых городских голов, они разделяют позицию этих мэров. Как этот «парад суверенитетов», как его назвали СМИ, может ударить по власти?

— Да он уже ударил.

— И что теперь? Найдут на каждого управу?

— Не найдут. Не способны.

Я все-таки за правильный баланс власти — центральная власть должна качественно выполнять свои функции, а мэры — свои. Если центральная власть не делает это, образуется вакуум, который кто-то заполняет. В преддверии местных выборов его стали заполнять мэры. Правильно это или нет? Ну, вакуум — это всегда плохо. Так что лучше пусть его заполнят мэры. Но на самом деле это неправильно.

Актуальный пример — отношение к карантину в разных городах. Мы видим, что большинство киевлян придерживается требований безопасности. Но вот мне недавно позвонил знакомый из Одессы и рассказал, что там открыты летние площадки, пляжи, люди не особо напрягаются, не носят маски. Посему у меня вполне логичный вопрос: либо в Киеве все слишком жестко, либо в Одессе слишком мягко. В общем, что-то здесь не стыкуется.

Читайте также: Зеленскому крупно повезло с коронавирусом, — Евгений Головаха

Я знаю, что с наступлением тепла в Одессу хлынули со всей страны, чтобы подышать морским воздухом и хорошо провести время. Они потом возвращаются домой. Какой тогда смысл вводить жесткий карантин повсюду?

Должен быть все-таки унифицированный подход. Вот в этом вопросе власть недорабатывает. Ведь вы сегодня сели в машину и поехали в Одессу, а завтра во Львов.

Кстати, обратите внимание, что после перетягивания каната с мэром Черкасс Аваков сначала угрожал, а потом заявил, что регулирование карантина должно быть ответственностью мэров. Но это в корне неправильно. То есть власть испугалась, дала заднюю и хочет сохранить лицо. И она проигрывает.

Что может сделать центр в отместку? Ограничить финансирование регионов — подкорректировать финансовую децентрализацию. Местные власти тоже уязвимы. Но я очень не хотел бы, чтобы так случилось. Если Банковая будет себя так вести, мэры не сдадутся. Украине не хватало еще и такой войны. При этом пострадает вся страна. Еще раз говорю, что каждый должен заниматься своим делом. Нарушение баланса ни к чему хорошему не приведет.

Читайте также: Грозит ли Зеленскому Майдан и при чем тут Аваков

Ранее председатель парламентского Комитета по вопросам финансов доктор юридических наук Даниил Гетманцев рассказал «ФАКТАМ», справится ли Украина с нынешними вызовами и как государство собирается нас защищать в период экономического кризиса.

Заключительную часть интервью с Александром Данилюком читайте в ближайшее время.

2281

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер