Украина

"Увидев по телевизору обстрел родного города, мальчик сбежал из больницы и бросился домой, на Донбасс" (фото)

8:02 16 июля 2020
Борис Кутовой

В пресс-центре Национального союза журналистов Украины состоялась презентация дилогии офицера командования Объединенных сил Вооруженных Сил Украины Бориса Кутового. «Письма издалека» и «Повесть о серебряной флейте» написаны в форме тематически связанных между собой писем-рассказов, присланных с войны отцом-фронтовиком подрастающему сыну. Реальное место их написания и философский подтекст скрыты в исторических аллегориях и мистических образах. Автор, известный также как координатор крупных волонтерских проектов помощи мирным жителям Донбасса и военный журналист, все средства от продажи книг планирует направить на лечение детей войны. О своих книгах и фронтовых буднях Борис Кутовой рассказал «ФАКТАМ».

«Эсэмэски из „удивительного Города“ я отправлял сыну из ямы, прикрытой брезентом»

— Это ваши первые книги? Когда вы начали работу над ними?

— Да, это мои первые книги. До этого были публикации рассказов и стихов в армейской прессе. Книга родилась из СМС-сообщений. Я писал их своему сыну с передовой. Первую эсэмэску отправил из-под Марьинки летом 2015 года. Она и открывает книгу рассказов.

«Письма издалека» писал, можно сказать, «в детство» сына. В то время, когда мы с ним «конструировали» аэропланы из кухонных табуреток, придумывали себе позывные и «летали» по всему миру. Сейчас «Мася Вышка» (такой позывной сын взял для игры в пилотов) уже закачивает вуз. И первые экземпляры книг, конечно же, подарю сыну.

«Письма издалека» и «Повесть о серебряной флейте» написаны в форме писем-рассказов, присланных с войны отцом-фронтовиком подрастающему сыну

130 библиотек Донбасса бесплатно получили мои книги в рамках волонтерского проекта «Подари ребенку Донбасса книжку на украинском языке». Также их можно будет заказать по интернету. Вырученные от реализации дилогии средства мы надеемся направить на лечение на соляном курорте в Соледаре на Донетчине порядка 30 детей из прифронтовой полосы. Говорю «мы», потому что все мои волонтерские проекты и мое творчество поддерживает командующий Объединенными силами Вооруженных Сил Украины Сергей Иванович Наев, с которым познакомился в апреле 2018 года.

Дилогия издана на государственном языке. Но, признаюсь, что писал ее на русском. Я родился в Днепре, однако свои школьные годы провел с родителями в Казахстане, где тогда работал мой отец. То есть украинский язык не изучал и рос в русскоязычной среде. Но теперь с огромным удовольствием самостоятельно перевожу свои произведения. Удались даже стихи! Для меня это важно: преподносить детям историю и культуру на языке нашего народа, нашего независимого государства.

Борис Кутовой в школе-интернате под Бахмутом

— Вы писали сыну о фронтовых буднях?

— В книге война не отображена в прямом смысле этого слова. Почти. Она — в мистических образах и аллегориях. Хотя первые свои эсэмэски из «удивительного Города» я отправлял сыну из… ямы, прикрытой брезентом, которая гордо именовалась позицией. Чтобы мой «Мася Вышка» продолжал получать рассказы о жизни в сказочном Городе, который заполонили тысячи белых полярных мышей, мне первым делом пришлось получше окопаться. Это я умею, в свое время окончил военное училище.

Борис Кутовой: «Первые свои эсэмэски из «удивительного Города» я отправлял сыну из… ямы, прикрытой брезентом» (фото автора)

Позиция находилась на передовой на окраине Марьинки. Там я и принял свое первое боевое крещение — попал под снайперский обстрел. Не успел испугаться. Обстрелы ведь всегда начинаются без предупреждения. Просто попал в другую реальность, где балансировал между жизнью и смертью, а время остановилось.

Подобное потрясение пережил и 14 июня 2014 года, когда в небе над Луганским аэропортом сбили Ил-76 с нашими десантниками. Большинство из 49 погибших были родом из Днепра. С некоторыми ребятами был знаком. Когда произошла трагедия, я был за городом. Ходил из угла в угол, а на следующий день пошел в военкомат и попросился на фронт. Так я стал офицером Сил специальных операций.

Над созданием книги начал работать летом 2016 года, когда отдыхал в любимом месте, но война не отпускала меня. Не отпускало осознание того, что каждый мой день на линии соприкосновения мог стать последним. Так было в Марьинке, Красногоровке, Верхнеторецком, Авдеевке, Нетайлово…

Зимой 2016−2017 годов под Нетайлово — неподалеку от Донецка — наша фура застряла на обледенелом спуске по пути в обстреливаемую боевиками Авдеевку, куда мы везли гуманитарную помощь. Впереди по курсу нашего движения перевернулся гражданский автобус. Он был пуст, и водитель не пострадал. Но из-за этого препятствия мы задержались на возвышенности, где в любую секунду могли попасть под обстрел. Спас подъехавший наш БТР. Он спихнул автобус на обочину, и мы проскочили. В тот момент я подумал, что нахожусь в лучшем положении, нежели мой водитель. Я военный. У меня есть какие-то социальные гарантии, моя семья получит выплаты, если со мной что-то случится. А за рулем фуры был гражданский человек. На нем даже бронежилета не было.

Странствующие полярные мышки в моих «Письмах издалека», заполонившие удивительный Город, это мирные жители, в чью жизнь пришла война. Они ищут убежища для относительно безопасного обитания. Я преклоняюсь перед мужеством этих людей, которые рискуют вместе с нами, военными, поддерживая жизнь в своих родных городах, где линия фронта проходит фактически по жилому сектору. И местные жители иногда даже не замечают того, что пересекают эту линию во время затишья. Они постоянно рискуют попасть под обстрел или угодить на минное поле.

Для этих людей и предназначены наши волонтерские проекты «Помощь Восток» и «Помощь идет», которые командование ОС реализует совместно с администрацией военно-гражданского сотрудничества (CIMIC), бизнес-структурами и местными администрациями.

«Женщина кричала шесть часов подряд. А когда у нее пропал голос, она продолжала кричать немым криком»

— У персонажей ваших книг есть реальные прототипы или это собирательные образы?

— Образы собирательные. Но, безусловно, навеяны увиденным мною на линии соприкосновения. Например, разрушенной обстрелом школой в поселке Тошковка на Луганщине. Детей из школы увели за час того, как туда угодил снаряд… Я представил себе, что было бы, если бы дети остались в школе. На Донбассе я видел десятки раненых, искалеченных детей — и физически, и психологически.

А история о пожилой жительнице Марии была написана под впечатлением от рассказа корреспондента телеканала «Интер» Руслана Смещука. Он поведал мне о женщине, у которой одним разрывом мины убило всю семью. Оставшись одна, она кричала шесть часов подряд. А когда у нее пропал голос, крик стал беззвучным…

Большая часть моих рассказов посвящена гражданским, страдающим от боевых действий в прифронтовой полосе, их детям. Ведь на Донбассе подрастет поколение детей, которые научились по звукам выстрелов и разрывам распознавать калибр минометов прежде, чем читать и писать.

«Дети войны растут. Какой будет Украина, будет зависеть от этих детей» (Фото со страницы Бориса Кутового в Facebook)

Как-то мы привезли на лечение и реабилитацию в Днепр Максима из Авдеевки. О мальчике заботилась его бабушка. Спустя неделю мне позвонил врач из этой больницы и сообщил, что мальчик пытался убежать. «Еле поймали», — посетовал доктор. Врач недоумевал, почему ребенок рванул из больницы, где ему были созданы очень комфортные условия, о нем хорошо заботились. Я приехал в больницу и побеседовал с пареньком. Оказалось, что медсестра включила ему телевизор. А там шли новости. В сюжете показали пылающую Авдеевку. Увидев по телевизору обстрел родного города, мальчик бросился домой: «Там моя бабушка и кошка. Они одни, а я здесь». 14-летний мальчик волновался о том, кто позаботится о его близких. Он уже бывал под обстрелами. Знал, что это такое. Поэтому и переживал. Я уверен: паренек, бежавший из больницы в свой родной пылающий город, вырастет ответственным и добрым. Он никогда не предаст Родину.

Я позвонил генералу (Наеву. - Авт.). Сергей Иванович попросил сотрудников местной военно-гражданской администрации съездить к бабушке Максима. Они же дали женщине возможность связаться с внуком, чтобы он смог убедиться в том, что его близкие не пострадали. Это было для меня примером настоящей любви, которая состоит из многих маленьких, но очень важных порывов сердца. Это любовь и к своим близким, и к месту, где ты вырос. Это любовь, которая делает человека человеком.

— Вы верите в нашу победу в этой войне?военно-гражданской администрации

— Сначала победа должна родиться в умах. Война ведь тоже сначала появляется в мыслях людей. Там же она должна и закончиться. Для меня победа — не горы убитых врагов и раздавленных гусеницами вражеских орудий, над которыми гордо реют наши флаги. Победа — это когда война уходит из сознания людей на второй план, потому что совсем забыть о ней воевавшие не смогут.

Я не политик. Но, с моей точки зрения, военного пути разрешения конфликта на Донбассе не существует. Мне кажется, если мы построим достойную, благополучную жизнь в мирных регионах, то к нам захотят перебраться граждане с оккупированных территорий Украины. Мы должны показать, что Украина — это родная земля для всех украинцев, в какой бы стране мира они ни находились.

— Руководство Украины избрало путь дипломатического разрешения военного конфликта, — подключился к беседе командующий ОС генерал-лейтенант Сергей Наев, также принявший участие в презентации дилогии. — Дипломатия — это очень мощная вещь в умелых руках. Она может привести нас к победе. А мы, военные, должны создать условия, при которых политикам будет легче вести дипломатические переговоры. Надеемся, что политики и дипломаты добудут на переговорах мир. А сильная армия — веский аргумент на переговорах. Армия будет всегда готова к действиям. Боеспособность нашей армии — подтверждения серьезности наших намерений. Поэтому мы сейчас выполняем задания по обороне страны и повышаем уровень своей боеспособности.

Сергей Наев: «Война на востоке Украины сейчас идет не только за территории, но и за умы людей» (фото автора)

Отмечу, что война на востоке Украины сейчас идет не только за территории, но и за умы людей, за наше будущее поколение. Когда мы забираем с прифронтового района больного или раненого ребенка вместе с его мамой — из Нетайлово, Верхнеторецкого, Авдеевки — и бесплатно везем на лечение на «большую землю», а затем доставляем обратно домой, мы побеждаем. Такие гуманитарные операции — лучший аргумент в пользу Украины.

Детей везут на лечение

— Обращаются ли жители прифронтовой полосы к вам с необычными просьбами?

— Как-то зимой 2017 года мы привезли гуманитарную помощь в село Ласточкино под Авдеевкой, — вспоминает Борис Кутовой. — Из крайней хаты, как раз «на простреле», к нам вышел пожилой мужчина. Спрашиваем у него: «Что вам привезти?» А он неожиданно отвечает: «Газет украинских привезите. „Останкино“ нас тут задолбало!»

Ранее дипломат и журналист Бачо Корчилава написал в соцсети, что украинцы должны понять, что война на востоке Украины — надолго. Она изнурительна и сложна, и мы должны научиться жить с этой войной.

1769

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров