Украина

Гроб и венки у дома Смолия — это так называемый «коломойский» стиль, — Валерия Гонтарева

10:29 16 июля 2020
Валерия Гонтарева

3 июля парламент уволил главу Национального банка Украины Якова Смолия, накануне подавшего президенту Зеленскому заявление об отставке, хотя его каденция должна была продлиться до 2025 года. Смолий заявил о системном политическом давлении на НБУ и на него лично и о том, что своим уходом с должности он хочет «предостеречь от дальнейших попыток подорвать институциональные основы центрального банка в Украине».

Международные финансовые организации жестко отреагировали на эту новость. Сначала отменили выпуск евробондов Украины на сумму 1,75 миллиарда долларов, потом Всемирный банк, принявший 26 июня 2020 года решение о выделении кредита Украине в размере 350 миллионов долларов, приостановил его. Для Всемирного банка это беспрецедентная ситуация. А глава украинской инвесткомпании Dragon Capital Томаш Фиала, с которым солидарны многие его коллеги, назвал уход Смолия красной линией: «Мы отложим новые инвестиции. В последние пять месяцев власти поступают совершенно противоположно тому, что инвесторы, как внутренние, так и международные, ожидают от них и советуют им. Это последняя капля. Можно лишь догадываться, каковы мотивы — полная некомпетентность или мотивированный Россией саботаж». Отреагировал и рынок — курс гривни пополз вниз.

Тем временем в Офисе президента призвали лишить политического окраса дискуссии об отставке Смолия, заявив, что НБУ вместе с правительством должны продолжать взвешенную монетарную и фискальную политику, и пообещав поддерживать независимость НБУ. Комментируя слухи о причастности одиозного олигарха Коломойского к отставке, на Банковой заверили, что тот вообще не имеет никакого влияния на государственные учреждения.

Невзирая на то, что несколько месяцев назад послы G7 предупредили, что «подрыв независимости НБУ навредит доверию инвесторов и поставит под угрозу международную поддержку усилий украинского народа в построении безопасной, успешной и демократической страны», в последнее время риторика внутри страны в адрес Нацбанка была крайне негативной. Критика разного рода постоянно звучала в парламенте, СМИ, соцсетях и на политических ток-шоу.

Многие эксперты и аналитики с горечью констатируют, что в стране происходит откат реформ, при этом Смолий и его коллеги оказались теми немногими, кто эти реформы реально проводил. «Уход Смолия ставит под вопрос направление, в котором будет дальше двигаться страна», — написал недавно известный специалист по экономике Восточной Европы Андерс Аслунд.

Обо всех этих событиях, ставших для одних шоковыми, а для других — вполне предсказуемыми, «ФАКТЫ» поговорили с бывшей главой НБУ Валерией Гонтаревой, занимавшей эту должность с июня 2014 года по май 2017-го и ставшей первой украинкой, возглавившей такую структуру. Западные специалисты характеризуют Гонтареву как «выдающегося реформатора, заслуживающего восхищения». Они не раз подчеркивали, что самым большим достижением НБУ под ее руководством стала очистка банковской системы и национализация «ПриватБанка», внедрение новой монетарной политики инфляционного регулирования и современная денежная и валютная политика, что именно при Гонтаревой НБУ впервые начал действовать независимо от интересов олигархов. После официального увольнения в марте 2018 года Гонтарева уехала работать в Лондон — старшим научным сотрудником Лондонской школы экономики и политических наук. Главой НБУ стал ее первый заместитель Смолий.

«Они взорвали машину моего сына, а потом сожгли мой дом дотла. Это угроза всем реформаторам: завтра с вами будет то же самое»

— Валерия Алексеевна, вы прокомментировали отставку главы НБУ Смолия как реальную катастрофу: «НБУ был последним бастионом реформ в Украине! Политическое давление было нескончаемое, все проходимцы стали вылезать на всех фронтах и подрывать сделанные нами реформы. Как только они получили транш МВФ, деньги Европейского союза и Всемирного банка, они пошли в атаку». И добавили, что все мировое сообщество поддерживает независимый НБУ, «но защитить реформаторов от этого беспредела просто не могут». Судя по всему, атака на НБУ будет только усиливаться.

— Я действительно прокомментировала это как катастрофу. Смолий четко заявил о политическом давлении, которое на него постоянно оказывали Офис президента и Кабмин, о дискредитации всего Национального банка, ведь были и суды, и бесконечные митинги с требованиями об отставке. Смолий долго сопротивлялся этому, однако под давлением президента все же уволился. Но так, что поднял эту проблему на очень высокий уровень перед всем международным сообществом.

Народные депутаты 286 голосами «за» поддержали отставку главы Нацбанка

Я знаю, каким такое давление может быть. Надо мной издевались с первого дня моего назначения. 10 апреля 2017 года я сама подала заявление об увольнении президенту Порошенко, хотя у меня был контракт на семь лет. На пресс-конференции я объяснила: «Считаю, что моя миссия полностью выполнена — реформы реализованы. Во-первых, обеспечена макрофинансовая стабильность. Во-вторых, мы очистили банковскую систему от неплатежеспособных банков и усилили ее устойчивость на будущее. В-третьих, мы осуществили полную трансформацию Национального банка — перестроили все процессы и превратили его в мощную современную институцию». Мне есть чем гордиться. Недавно вышла моя книга «Миссия выполнима: Подлинная история комплексной банковской реформы в Украине и практическое пособие для других народов».

Именно этим я сейчас занимаюсь: помогаю другим странам проводить реформы в монетарной и валютной политике, реформировании банковской системы и внутренней трансформации центральных банков мира. Ведь на Западе Украину, которая смогла столько сделать за три года, реально ставят в пример.

Наверняка вы знаете, что предшествовало моей отставке. Кроме постоянных угроз и дискредитации моей безупречной деловой репутации на олигархических телеканалах и в их средствах массовой информации, в 2017-м вооруженные люди в масках принесли к Нацбанку гроб с пропитанным кровью моим манекеном, а вандалы разрисовывали мой дом. Но негодяи не угомонились. В прошлом году они взорвали машину моего сына, а потом сожгли мой дом дотла. Я говорила неоднократно, что это не только физическая расправа надо мной, но и предупреждение и угроза всем реформаторам: завтра с вами будет то же самое.

На днях к дому Смолия принесли гроб и венки. Это так называемый «коломойский» стиль, мы это проходили. Подход одинаковый, они даже не меняют репертуар.

Венки и гробы возле дома Смолия

«Считаю, что МВФ должен требовать вернуть деньги, которые он перечислил нам тогда»

— Многие эксперты и аналитики считают, что независимость Нацбанка уничтожена. Значит, уничтожена и макроэкономическая стабильность?

— Нет. Еще нет. Поэтому я и обратилась к МВФ, нельзя допустить разворота всех наших реформ и потери независимости Нацбанка в угоду политической конъюнктуре.

— В интервью Central Banking magazin вы призвали МВФ «решительно объявить, что не будет перечислять никаких дальнейших платежей Украине, если Зеленский не назначит главу НБУ, который будет защищать реформы».

— Да, я сказала, что МВФ должен приостановить программу помощи Украине ради защиты независимости НБУ. Потому что в программе сотрудничества Украины и МВФ черным по белому написано: программы МВФ поддерживают только независимый Национальный банк. А если это условие не выполнено, МВФ должен отозвать свои транши. Подписанты под меморандумом — премьер-министр, президент, глава Минфина и Национального банка. А тут глава Центрального банка кладет заявление и говорит о политическом давлении, после чего на него начали новую атаку…

Предварительные условия, на которых МВФ с 2015 года давал нам финансирование, — это Закон «О Национальном банке», где четко сказано о его независимости. Также предварительным условием получения транша МВФ было принятие новой версии Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц», который мы разрабатывали вместе с Международным валютным фондом. Именно за это в 2015-м мы получили 1,7 миллиарда долларов. А теперь, когда в Конституционном суде оспаривается Закон «О системе гарантирования вкладов физических лиц», что просто подрывает фундамент наших реформ по очистке банковского сектора, я считаю, что МВФ должен требовать вернуть деньги, которые он перечислил нам тогда.

— Вашу реплику тут же прокомментировала СБУ. 8 июля служба призвала бывших чиновников, в том числе и вас, воздержаться от комментариев, «которые могут нанести вред национальной безопасности страны». Вы отреагировали жестко: «Они уже мне рассказывают, о чем я могу думать, а о чем — нет». И добавили, что такая ситуация «хуже путинизма».

— Я 35 лет в профессии, причем почти три десятилетия проработала в независимой Украине. Но я хорошо помню Советский Союз. Так вот, даже КГБ никогда не позволял себе делать подобных замечаний на профессиональное интервью (Central Banking magazin — это профессиональная коммуникационная платформа, информационный ресурс для банкиров). Это хуже путинизма. Просто подрыв всех демократических ценностей, за которые мы так боролись.

Если СБУ вместо того, чтобы ловить шпионов и искать, как самая секретная информация попадает в СМИ и где агент КГБ Деркач ее добывает, запугивает меня «госизменой», это полная деградация и подрыв всех демократических принципов.

Кстати, 9 июля, то есть на следующий день после «призыва» СБУ, дал интервью представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман, причем тоже очень жесткое. Он сказал, что МВФ считает эффективной политику руководства Национального банка Украины, и добавил: «То, что руководство НБУ откровенно говорит о политическом давлении, должно волновать всех».

— В мае 2019 года после двухлетнего отсутствия Коломойский вернулся в Украину и начал продвигать свою идею о том, что отказ от выплаты внешних долгов перед МВФ и другими кредиторами — хороший вариант для Украины. Но ведь дефолт — это смерть среднего класса и беднейших слоев общества. Некоторые аналитики считают, что после отставки Смолия такой сценарий вполне реален.

— 17 июля Рада назначит нового главу НБУ (мы разговаривали 14 июля. — Авт.). Давайте посмотрим, кого назначат, и не будем с вами рисовать апокалиптические сценарии. Пока независимость Национального банка не подорвана. После отставки Смолия сотрудники Нацбанка, а это пять тысяч реальных реформаторов, выступили с общим заявлением. Его главный месседж: политическое давление может разрушить все, что строилось на протяжении шести лет в сложных условиях. Чем я горжусь, наверное, больше всего, так это институциональной реформой внутри Национального банка. Понятно, что всё можно сломать, а людей запугать, но, поверьте, для этого тоже понадобится время.

Поэтому в интервью Central Banking magazin я предположила: если такое начнется, то продлится порядка полугода. Нельзя нивелировать все реформы за пять минут. Поэтому у нас есть надежда, что Зеленский услышит профессиональных экспертов и мировое сообщество и предложит Раде назначить главу Центробанка, который продолжит все наши реформы.

Хотя я не раз предупреждала, что они вполне могут опять назначить человека, лояльного Офису президента и Коломойскому. Эта опасность есть. Но все мировое экономическое сообщество сейчас встало на защиту НБУ. Поэтому посмотрим.

— Исполняющим обязанности главы НБУ стала первый заместитель Смолия Екатерина Рожкова. Ее называют настоящей железной леди. Именно она вместе с вами с 2015-го по 2017 год закрыла более 100 украинских банков в ходе крупнейшей реорганизации, изменившей банковский сектор Украины. Вы считаете, что это «лучший внутренний кандидат, настоящий профессионал и реформатор». Но при этом предупредили, что в случае назначения Рожкова будет следующей целью оппонентов.

— Они же постоянно издевались надо мной, над Рожковой и над Смолием. Поэтому вероятность того, что ее назначат, мала. Я назвала еще двух достойных кандидатов — это заместитель исполнительного директора МВФ в Вашингтоне Владислав Рашкован и бывший заместитель главы НБУ, а ныне глава правления Raiffeisen Bank Aval Александр Писарук.

Екатерина Рожкова и Яков Смолий

— Но, по вашим словам, возможно, многие кандидаты откажутся от предложения из-за опасения стать камикадзе.

— Если один глава Нацбанка ушел, потом — второй, причем заявив о политических репрессиях и давлении, любой здравомыслящий человек подумает: я же буду следующим. Однако надеюсь, что команда президента попытается найти достойного кандидата. И если он будет профессиональным и независимым, поверьте, мы будем только рады.

«Президент этаким „джавелином“ ударил по независимости НБУ, рассказывая, каким должен быть курс»

— В соцсетях одной из причин отставки Смолия называют его нежелание или его отказ включить печатный станок. Это могло стать реальной причиной его ухода?

— Нет. Яков Васильевич очень принципиальный и честный человек. Он же объяснил, что давление было не одномоментное. На него давили постоянно. И рассказывали, какими должны быть депозитные ставки, каким — курс. Вы слышали недавнее выступление президента про курс 30 гривен за доллар?

— Да.

— Давайте я прокомментирую. Смолий ушел, Офис президента выпустил, как всегда, какой-то пресс-релиз со слоганом «Мы поддерживаем независимость Национального банка». Но! После этого президент этаким «джавелином» ударил по независимости НБУ, рассказывая, каким должен быть курс. А курс-то должен быть рыночным.

В прошлом году во время предвыборных дебатов на Олимпийском стадионе Зеленский спросил Порошенко: «Почему Гонтарева обвалила курс и сбежала в Лондон?» Напомню, что я возглавила Национальный банк в 2014 году. Приняла совершенно убитую банковскую систему, в которой, кроме помоев и олигархических пирамид, вообще ничего не было. Плюс накопленные за 20 лет дисбалансы, плюс привязка к доллару все годы независимости. А тут еще началась реальная кровавая война на Донбассе. Это ведь индустриальный регион, мы потеряли 15 процентов ВВП и 30 процентов валютной выручки. На казначейском счету — ноль, просто ни копейки. Курс — 8 гривен за доллар. Чтобы его поддерживать, этот искусственный курс, арбузовско-януковичская клика потратила 26 миллиардов долларов из валютных резервов.

И вот мы стали переходить на гибкое курсообразование и искать равновесие. Это было сложно. И очень больно, поскольку в итоге пришлось включать печатный станок, ведь международные партнеры никогда не дают деньги на военные расходы. Одновременно с этим мы начали реформировать банковскую систему.

— Вы тогда сказали, что военное время — не оправдание, чтобы не реализовывать реформы, и что в такие периоды можно делать реформы еще быстрее и еще эффективнее.

— Уже к маю 2015 года мы стабилизировали ситуацию, и она до сих пор особо не изменилась. Плюс НБУ снизил уровень инфляции, потому что у нас новая монетарная политика инфляционного таргетирования (режим денежно-кредитной политики, конечная цель которого — ценовая стабильность. — Авт.). В итоге мы сделали то, чем гордимся и за что нас хвалят все международные партнеры.

А теперь выходит президент и говорит: «Как мы можем жить, если у нас даже бюджет посчитан по курсу 30, а гривня — вы видите, какая у нас?» И вместо того, чтобы просто внести изменения в бюджет, президент предлагает отойти от рыночного курсообразования, которое нам так тяжело досталось. Мы пять лет живем при стабильном курсе, у нас гибкое курсообразование, в стране стабильная макроэкономическая ситуация. Поэтому, когда президент хочет девальвировать национальную валюту на 11 процентов просто в приказном порядке, хочется его потроллить и спросить: может, он собрался к Гонтаревой в Лондон?

— Пытаюсь понять его логику, но, к сожалению, не могу. Запас прочности у гривни есть? В каком состоянии Смолий оставил Нацбанк?

— Я во всех интервью повторяю, что это первый кризис, который мы прошли без девальвации и без проблем банковской системы. Вот это и есть результат реформ. Банковская система хорошо капитализирована, она очень высоколиквидная. Когда я пришла в Национальный банк, чистые резервы составляли минус три миллиарда долларов, страна была полным банкротом. А сейчас чистые резервы — 17 миллиардов, а гросс-резервы, со всей международной помощью, — 28 миллиардов.

Эмиссию для растущей экономики НБУ однозначно делает. Недавно была опубликована статистика: монетарная масса за год выросла на 25 процентов, а это 300 миллиардов гривен. Просто НБУ делает это правильно: эмитирует гривню под покупку валюты. В прошлом году Центробанк купил 8 миллиардов резервов. Они делают это, запустив долгосрочное — на пять лет — рефинансирование банковской системы. Они понизили ставку и теперь можно давать кредиты по плавающей низкой ставке.

То есть НБУ делает все прекрасно. А критика в его адрес — это исключительно политическая подоплека. Если бы у людей хоть на йоту было какое-то понимание, как работает экономика, они только аплодировали бы НБУ, как аплодирует ему МВФ и все международное сообщество.

Вторую часть интервью с Валерией Гонтаревой читайте здесь.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что, по мнению экспертов, проблемы с независимостью НБУ и отставка Смолия уже привели к резкому росту курсов валют в Украине. В дальнейшем не исключены сворачивание сотрудничества с МВФ и другими международными финансовыми организациями и снижение рейтинга нашей страны международными агентствами.

2175

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров