Украина

Для совершения терактов в Украине Кремль часто использует криминалитет, — генерал

11:50 29 июля 2020
задержание луцкого террориста

В последние дни в столице прогремело несколько взрывов. Сначала 17 июля возле метро «Шулявская» взорвалось неизвестное устройство, которое было помещено в урну с мусором. Тогда пострадал студент, которому осколками посекло ноги. Пять дней спустя 22 июля взрывы были уже в районе железнодорожного вокзала и рядом со станцией метро «Минская». А за день до этих событий в Луцке мужчина, назвавшийся Максом Плохим, захватил автобус с пассажирами, выдвинув при этом абсурдные требования.

Могут ли все эти события быть звеньями одной цепи? Об этом «ФАКТЫ» поговорили с заместителем директора Украинского института исследований экстремизма Богданом Петренко и ветераном внешней разведки генералом Василием Богданом.

Богдан Петренко: «Верить в правдивость теракта или в его постановку люди склонны в зависимости от своих взглядов. В том числе политических»

— Богдан, что вы думаете по поводу теракта в Луцке? В соцсетях люди, обсуждая 12-часовую эпопею с захватом заложников террористом, высказывали предположения о постановочном характере спецоперации по их освобождению.

— Всегда очень тяжело провести границу между терактами и сценариями терактов, потому что цель у них одна — запугивание людей, — говорит Богдан Петренко. — И в первом, и во втором случае важны не жертвы, а использование информационного пространства для обнародования каких-либо идей. Поэтому зачастую на оценку события влияет склонность человека верить в теории заговоров или во всесильность авторов «сценариев терактов».

Подобные сценарии часто практикуются в странах с тоталитарным режимом, в которых спецслужбы имеют фактически неограниченные полномочия.

Оценка реальной террористической угрозы или ее имитации, как правило, зависит от взглядов людей, в том числе политических. Например, если человек уверен, что во всех бедах в мире виноваты США, то он легко поверит в то, что теракты 11 сентября 2001 года организовало ЦРУ. Опять же после Первой российско-чеченской войны россиянам легче было поверить в то, что жилые дома в конце 90-х в Москве и других городах России взрывали чеченские террористы, а не ФСБ.

— Президент Владимир Зеленский пошел на переговоры и выполнил требование «луцкого террориста», записав видео с призывом посмотреть документальный фильм «Земляне». А ведь, как правило, с террористами первые лица государств не ведут переговоров и не выполняют их требований во избежание прецедентов: уступив одному, потом сложно будет договариваться с последующими, которых может спровоцировать легкость достижения цели.

— На Западе и в России очень любят бравировать фразой, что с террористами не ведут переговоров и не идут им на уступки. На самом деле это блеф. Игра на публику. Переговоры в таких ситуациях ведутся всегда. Цель любой спецоперации по освобождению заложников — уменьшить количество жертв либо вообще их не допустить. Классический пример — когда Израиль в свое время обменял тысячу палестинских заключенных на одного своего солдата, похищенного палестинскими боевиками. После пяти лет переговоров решение об обмене принималось на уровне высшего руководства государства.

Но вот непосредственное участие президента в переговорах с террористом и выполнение его требования — неправильно. Потому что есть еще одна цель проведения подобных спецопераций — не допустить эффекта домино. Если президент выполнил требование, то это может стимулировать и других террористов выдвигать ему ультиматумы. Да, поступок Зеленского — человечный. Но если он спровоцирует волну захвата заложников, то общественность наверняка возложит ответственность за них на главу государства.

— Эпопее с освобождением заложников в Луцке предшествовал теракт в Киеве, когда возле метро Шулявская прозвучал взрыв от самодельного взрывного устройства. 21 июля, в день событий на Волыни, была обнаружена взрывчатка возле метро Минская, а страну захлестнула волна псевдоминирований: около 50 объектов были «заминированы» в столице, около 300 — в Харькове. В полиции мне рассказывали, что очень часто сообщения о ложных минированиях поступают с территории России. Это элементы гибридной войны?

— Думаю, что да. Кстати, в последнее время редко кто берет на себя ответственность за совершенный теракт, если речь не идет о таких «несистемных игроках» типа ИГИЛ или того же «луцкого террориста». Задача гибридных терактов совсем не в том, чтобы заявить о себе или своих целях. Задача заключается в том, чтобы посеять смуту среди населения. Или разделить общество, скажем, на тех, кто верит в «руку Кремля», и тех, кто верит в «постановочное шоу». Какие-то средние варианты наподобие хулиганов или террористов-одиночек обществом плохо воспринимаются. Поэтому в 2014—2016 годах в Украине было множество терактов, за которые так никто и не взял ответственность. В том числе и за серию убийств известных людей. Но месседж озвучен: в Украине могут убивать за проукраинскую позицию.

Еще одной составляющей гибридных терактов являются преступления без жертв. Например, подрыв урны ночью в центре города, чтобы не было случайных пострадавших или погибших. Или те же псевдоминирования. Если таких взрывов становится все больше, это начинает раздражать общество. У людей создается впечатление, что правоохранители не в состоянии выполнять свои обязанности. Более того, если поступает сообщение о минировании, людей нужно эвакуировать, что является посягательством на их свободу. Особенно остро это ощущается, когда граждане, которых потревожили, осознают, что взрывчатки нет. Такие теракты раздражают, из-за них общество все больше перестает верить полиции. А следующий этап — растущее недоверие к государству. Ведь оно, оказывается, не в состоянии обеспечить безопасность своих граждан.

Генерал Василий Богдан: «Максима Кривоша нельзя назвать террористом»

— Василий Антонович, по поводу очередной волны ложных минирований в Украине… В полиции говорят, что очень часто телефонные террористы звонят с территории России…

— Очень много сообщений о ложных минированиях действительно поступают с территории России. Это правда, — уверен генерал Василий Богдан. — Но мы и сами понимаем: все эти телефонные сообщения о заминированиях по всей стране не могут быть спонтанными. Есть причины говорить о том, что их цель — подорвать моральный дух украинцев, посеять недоверие к правоохранительным органам и органам государственной власти как неспособным выполнять свои функции. На этом фоне можно попробовать привести к власти в Украине прокремлевские политические силы.

Мы должны всегда помнить, что Украина — это объект агрессии со стороны Российской Федерации, которая не оставляет своих попыток расчленить нашу страну и подчинить ее себе на правах какой-нибудь «Малороссии» или федерального округа. Путин хочет заставить Украину выполнить Минские договоренности, но так, как он их понимает. И такое давление точно будет продолжаться до выборов президента США. Кремль сейчас выжидает: станет ли после выборов осенью 2020 года новая президентская администрация США более реалистично, стабильно и более ответственно поддерживать Украину. И уже в зависимости от результатов выборов в США Кремль будет принимать решение: усиливать или, наоборот, ослаблять давление на Украину.

Враг, а мы не должны стесняться употреблять этот термин в отношении России, делает все для того, чтобы дестабилизировать обстановку в Украине путем дезинформации, мощных информационно-психологических атак на наше общество. И для этих целей очень подходит в том числе фактор так называемого телефонного терроризма с использованием криминалитета. Криминалитет нужен для выполнения различного рода операций: заказных убийств, дестабилизации экономики и финансовой системы, внедрения в структуры оборонного сектора.

- «Луцкий террорист» Макс Кривош не очень вписывается в эту систему…

— Конечно, бывают и исключения. Психически неуравновешенные люди очень чутко реагируют на сообщения в прессе об очередном теракте. И такие сообщения зачастую служат для них катализатором, если мы говорим о ситуации в Луцке. Ведь этого Макса, по сути, и террористом назвать нельзя. Я бы, по крайней мере, так его не называл. Это человек, который в силу некоторых обстоятельств пришел к тому, к чему пришел, пытаясь каким-то способом реализовать свои собственные проблемы. Ситуация с ним неоднозначная. Если это террористический акт, то с террористами никогда не выходят на разговор президенты государств. Хотя я понимаю, что каждый глава государства имеет право на свои поступки, которые выходят за границы понятного по неизвестным нам причинам. Но уступки террористам дают им возможность в дальнейшем думать, что удастся избежать ответственности за свои преступления. Поэтому они могут действовать, как вздумается.

Ранее «ФАКТЫ» указывали на то, что взрывы возле метро «Шулявская» и «Минская» могут быть очень тесно связаны между собой.

1160

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер