Украина

Политтехнолог Сергей Гайдай: «Результаты местных выборов страшно удивят Зеленского»

8:03 15 августа 2020
Сергей Гайдай

В штабах политических партий сейчас вовсю кипит работа — грядут местные выборы, которые, как обещал президент Зеленский, должны завершить глобальную перезагрузку власти в Украине. Случится ли она? Каким будет новый политический сезон? Как изменится местное самоуправление? Насколько велика вероятность досрочных парламентских выборов? Эти и другие вопросы «ФАКТЫ» задали известному политтехнологу, директору по стратегическому планированию социально-инжинирингового агентства Gaiday.Com Сергею Гайдаю, который в свое время работал в избирательных кампаниях Ющенко, Кинаха, Порошенко, Катеринчука и других политиков, а также партий «Народный фронт» и «Укроп». Сейчас он консультирует новый политический проект — партию «Пропозиція».

«Ни у Зеленского, ни у его команды нет понимания архитектуры власти»

— Сергей, мы беседуем в преддверии нового политического сезона. Одно из главных его событий — местные выборы, которые должны завершить процесс полной перезагрузки власти, обещанной командой Зеленского во время президентской и парламентской избирательных гонок. В интервью «Украинской правде» вы сказали, что местные выборы нас удивят. Чем? «Слуг народа» ожидает провал? Вы очень резко высказались, что «это может быть их Сталинград».

— Чтобы завершилась перезагрузка власти, надо, чтобы она началась. К моему глубокому сожалению, этого не случилось. Возможно, для тех, кто пришел к власти, это и есть перезагрузка. Они воспринимают ее очень просто — одни персоналии меняют других. Но в моем понимании перезагрузка власти — это когда меняются, причем одновременно и взаимосвязано, два ее параметра — философия власти и ее архитектура.

Порой сама архитектура определяет и философию власти. Но нынешнее руководство, придя без собственной философии (уверен, что ни у Зеленского, ни у его команды ее нет), приняло ту, что существует уже три десятилетия. Это первое.

Второе. Глобальное непонимание архитектуры выглядит примерно так. В прежней архитектуре, доставшейся нам от Советского Союза, власть традиционно выстраивалась в пирамидальной иерархической системе. На ее вершине президент.

— Но, вообще-то, мы живем в парламентско-президентской республике.

— По факту — в президентской.

Пирамида выглядит так. Чуть ниже главы государства — его окружение, парламент, потом правительство, которое зависит от парламента, всякие министерства, государственный аппарат, силовики, затем их подразделения и институции в регионах и в самом низу то, что мы называем местной властью. Вот эта пирамида существует в голове Зеленского, судя по тому, что мы от него слышим.

Он, заняв кабинет президента, сформировал аппарат приближенных, затем нижние ступени — парламентское большинство и губернаторов, и назвал перезагрузкой власти. Это принципиально неверное мировоззрение. Это продолжение архаичной пирамидальной системы, которую во всем мире и так или иначе заменяют. Местное самоуправление — как раз альтернатива подобному подходу.

Философия нашей власти выглядит примерно так: начальники сверху, у них больше возможностей, а у всех, кто снизу, их меньше. Меньше всего — в самом низу. Так что стремись наверх и получишь больше.

В Украине сформировалась система, которую я облек такой формулой: своим, то есть тем, кто при власти, — все, они вне закона. Ты можешь убить человека, как Лозинский, но поплатишься за это, если случайно окажешься не в том политическом раскладе. Ты можешь рейдернуть любое предприятие, и помешать тебе может только более сильный провластный человек, который тоже хочет его рейдернуть. А те, кто в нижней части, могут попасть под каток чиновничьего или ментовского беспредела, поскольку их возможности максимально ограничены. То есть пирамида существовала и существует как большое теневое государство.

Но при этом в ней рождается особая философия, которая во всем мире называется отрицательным отбором: хочешь жить не по закону и не по правилам — стремись наверх. Поэтому наиболее безнравственные и аморальные персонажи поднимаются наверх, а те, кто пытается быть честным и законопослушным, считаются в этой пирамиде лузерами. Они ненормальные, они где-то на отшибе, над ними посмеиваются, их презирают.

«Городские и областные советы зажаты в тисках большой президентской вертикали»

— Что надо изменить в Украине? Во-первых, с моей точки зрения, не должно существовать вертикали власти.

— Но у нас же ею гордятся.

— Вот это и есть ущербное мышление. Как должно быть? Все должно проистекать от отдельно взятого человека. Вот вы гражданин этой страны. Какие ваши устремления? Они очень простые.

Первое — вы должны чувствовать себя в безопасности, никто не может прийти и забрать ваше имущество, нанести вред вам и вашим родным и т. д.

Второе — вы должны знать, что система будет к вам справедлива. Прежде всего это независимый справедливый суд. Чем интересно британское правосудие, почему к нему все так стремятся? Потому что ему все равно, кто перед ним, оно судит по факту, ему важно установить истину.

Третье — ваше комфортное существование.

Четвертое — развитие. Мы хотим расти в своей профессии, получать достойную зарплату и так далее.

Вот на чем должна строиться философия власти. Все просто: то, что ты можешь сделать сам, делаешь сам. Для этого тебе и дана свобода — самоорганизуйся и делай. А глобальную безопасность, например, тебе должно обеспечить государство. Соответственно, должны быть государственные сервисы. Самый важный сервис называется местное самоуправление.

Вот в Соединенных Штатах Америки оно на высочайшем уровне. Когда я в детстве смотрел американские фильмы, меня, советского школьника, удивляли такие эпизоды. Приезжает представитель ФБР из столицы в небольшой городок, где произошло преступление. Первое, что ему говорит шериф: «Что вы тут делаете? Это не ваша юрисдикция». То есть фэбээровец должен ему доказать, что имеет право тут находиться. Это и говорит о том, что никакой вертикали власти там нет. Эти два разных сервиса между собой конкурентно-конфликтующие, что и является элементом настоящего местного самоуправления.

Да, мы выбираем мэров, городские и областные советы. Но эти структуры зажаты в тисках большой президентской вертикали, ведь работать без ее согласия они не могут. Поэтому президент и возмущается: «А что там эти мэры бунтуют? Чего они хотят? И вообще, давайте их заменим».

Читайте также: В войне с мэрами центральная власть «дала заднюю» и уже проигрывает, — Александр Данилюк

Почему я говорю, что выборы нас удивят? Потому что логика 2019 года была такая: мы очень хотели сменить Порошенко — мы его сменили, мы хотели вынести как можно больше старых политиков из власти — и это, в общем-то, удалось, к удивлению самого Зеленского и его команды. Они не ожидали получить такое количество мест в парламенте. До конституционного большинства не хватило 49 человек. Если оно у тебя есть, ты вообще можешь переосновать это государство. Если бы Зеленский был прозорливым и опытным политиком, он получил бы и конституционное большинство.

А теперь он, исходя из логики 2019 года, думает по-прежнему — что так же поменяет всех мэров и все элементы местного самоуправления под себя. Но результаты его страшно удивят, потому что, скорее всего, случится большой провал.

Люди, избрав Зеленского, надеялись на перемены. Они в большинстве своем не понимают, какие это перемены, поскольку не мыслят, как эксперт Сергей Гайдай, который может более-менее внятно рассказать, что должно быть, но они точно знают, что сейчас плохо и что перемен нет.

— Давайте вернемся к архитектуре власти. Что должно быть построено?

— Первое — надо создать нормальную систему местного самоуправления. У нас не реализована административная реформа. Мы живем в советской административной системе. КПСС для своего удобства очень просто поделила территорию Советского Союза: республики, области, районы и отдельно взятые населенные пункты. Это, по сути, были подразделения партии — та самая иерархичная пирамидальная система КПСС. Главные системы управления назывались райком, горком, обком, а администраций не было.

В Украине приняли эту систему и за 30 лет ничего не сделали. Чиновники сидят в тех же зданиях по такой же схеме в такой же архитектуре власти.

Второе. Вас должно больше всего волновать, что происходит в вашем местном самоуправлении. Для этого вы избираете администрацию, которая занимается самым главным — собранные на местах налоги превращает в ваш комфорт — от строительства и ремонта дорог до обустройства территории. Вы должны их контролировать, поэтому выбираете местные советы. Кстати, в украинском местном самоуправлении их независимость более-менее соблюдается. Порой для некоторых мэров большущей проблемой является местный совет, где он не получил своего большинства или достаточного представительства. И все, на этом местное самоуправление заканчивается.

Однако было бы логично, если бы вы выбирали местные органы правопорядка (которые по факту в стране отсутствуют, ведь у нас единая вертикаль МВД), местного судью и еще много всяких институций. Так происходит во многих странах. По идее, на балансе местного самоуправления должны быть первичная медицина и среднее образование. И вы должны выбирать людей, контролирующих эти структуры.

— Но это некое теоретизирование: как должно быть, к чему мы должны стремиться.

— Это не теоретизирование, а ответ на вопрос: чего не делает украинская власть. Она не создает эту архитектуру.

— Может, она возникнет после местных выборов?

— Нет, не возникнет. Эти местные выборы, максимум, сохранят прежних лидеров местного самоуправления. К этому можно относиться по-разному. Кто-то говорит, что это местные князьки, царьки, феодалы, кто их критикует и хочет заменить и самим стать ими. А кто-то парирует: «Извините, а что сделал Зеленский? А наш мэр хотя бы мост отремонтировал».

Читайте также: Из-за укрупнения районов больше всего шумят местные чиновники, — замминистра

Почему местное самоуправление является более важной и более здоровой властью, чем, допустим, центральная власть? Эти люди живут с вами на одной территории, им деваться некуда, вы про них все знаете. И если понимаете, что они что-то делают не так, всегда есть выборы, где вы можете выразить свое недовольство и заменить их другими, или в местный совет избрать их противников, которые будут их контролировать. Возможно, одно из важных требований местного самоуправления, — чтобы избирался человек не пришлый, а тот, кто здесь живет, у которого дети ходят в школу с вашими детьми, кто тоже зависит от того, как обустроена эта территория, за которую отвечает местное самоуправление.

А центральная власть, которая у нас сегодня занимается всем, должна стать сервисом для вас, но значительно более далеким, потому что она обязана выполнять такие важные функции, как глобальная оборона (ведь отдельно взятая громада армию построить не может), как ваше представительство за рубежом (отдельно взятая громада не может обеспечить вам дипломатические отношения с другими странами), глобальное строительство (отдельно взятая громада не может построить автобан, атомную станцию или железную дорогу). Вот грамотное распределение полномочий.

«Зеленский потихоньку превращается в Ющенко»

— Как будут связаны центральная и местная власть?

— Это взаимный контроль. Ваша громада избирает какого-то представителя, допустим, в парламент, а центральная власть имеет на вашей территории префекта, которому вы всегда можете пожаловаться на местную власть.

Но, увы, Зеленский и его команда не сели и не нарисовали эту новую архитектуру. Они заехали в старую пирамиду. Зеленский потихоньку превращается в Ющенко. Тот пришел на Банковую на двух важных и справедливых лозунгах: «бандитам — тюрьмы» (страна была переполнена преступниками из верхних эшелонов власти, которые никуда до сих пор не делись и наказания не получили, — от коррупционеров до конкретных криминальных авторитетов, сросшихся с властью), и «закон один для всех». В итоге максимум, чем он мог потом отбиться: «Ці руки нічого не крали». Зато вокруг него все активно воровали. Боюсь, что это судьба Зеленского.

Все знают принцип соленого огурца — брошенный в банку с рассолом огурец всегда превращается в соленый. У Зеленского меняется психология. В качестве доказательства приведу три эпизода.

«Я не буду сидеть на Банковой», — заявил в начале каденции Зеленский. Очевидно, его порыв был подсмотрен у грузин. Саакашвили не хотел находиться там, где «витает совковый дух». Грузия значительно беднее Украины, но команда Саакашвили нашла деньги и построила новые офисы, а все старые партийные здания были проданы с аукциона под музеи, под гостиницы и так далее.

Дело в том, что пространство, в котором ты работаешь, определяет философию твоей работы. Оpen space (офисы с открытой планировкой) появились потому, что мир ускорялся, а передача информации на бумаге замедляет любой процесс. Люди должны сидеть в одном пространстве. Вот как сегодня надо управлять государством.

Есть еще один нюанс управления страной. Белый дом — это не администрация американского президента, а место, где он живет. Это символично: избранный глава государства должен покинуть частную резиденцию и поселиться в казенной. Такова традиция. А у нас один жил в Межигорье, другой — в своем имении в Козине. Хотя, казалось бы, ресурсов в ДУСе (Державне управління справами), чтобы человек жил в казенном жилье эти пять лет, более чем достаточно.

Так вот, Зеленский сказал: «Администрация переедет в Украинский дом». Хотя, конечно, это был смешной проект — переместиться в бывший музей Ленина. Я на его месте затеял бы более глобальный переезд. Собрал бы всех застройщиков и сказал: «Ребята, строим маленький Дубай где-нибудь под Уманью, и с этого начнется новая инфраструктура страны».

— Но Зеленский никуда не переехал.

— Ему система быстро объявила: «Куда ты дергаешься? Будешь сидеть, как все, в этом кабинете».

Поначалу, помните, он пытался ходить без галстука, вместо пресс-конференций проводил пресс-марафоны, говорил: «Никаких эскортов». Если бы я был политтехнологом президента, то подсказал бы ему, что на работу надо даже не на велосипеде ездить, а ходить пешком. Это же классно и очень удобно: утром пройтись по Мариинскому парку, свернуть на Банковую — и через 10−15 минут ты на работе.

В итоге очень быстро оказалось, что удобно ездить с эскортом. Правда, теперь не перекрывают полгорода, но все равно едут с мигалками, прижимая всех в сторону.

И третье, наверное, самое прискорбное. «Зачем мне, — говорил Зеленский, — жить на государственной даче и делать там ремонт? У меня есть где жить».

История этой дачи интересна. Там отсиживался перепуганный Кучма во время Майдана 2004 года. Туда к нему ездила делегация и уговаривала не действовать силовым способом. Надо отдать ему должное, он четко понимал, в отличие от батьки Лукашенко, что бить своих людей — значит, пути назад больше не будет, что есть риск превратиться в кровавого диктатора.

Потом дача пустовала. А когда Ющенко затеял в Безрадичах строительство своего маєтка (жить как обычные граждане они не очень хотят), больше напоминающего этнографический музей (он, по-моему, недоволен, что родился в ХХ веке и живет в ХХІ-м, ему хочется во времена Мазепы), и строил лет десять, Янукович переселил его на эту дачу. То есть до этого там жил Кучма, Янукович там не жил, потому что она его не устраивала, а теперь туда заехал Зеленский. Так форматирует система.

То есть мы возвращаемся к началу разговора. В голове Зеленского нет ни философии, ни понимания, какая действительно нужна архитектура власти.

Вторую часть интервью с Сергеем Гайдаем читайте в ближайшее время.

Читайте также: Мы шли в парламент с лозунгом о новых лицах, а теперь часть этих новых лиц не справляется с миссией, — Гео Лерос

10791

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер