Украина

Крымские татары не пускают на свадьбы и похороны «русскомирских» коллаборантов, — Айдер Муждабаев

7:57 24 августа 2020
Айдер Муждабаев

Политика Украины по отношению к крымским татарам оказалась не самой удачной. При СССР была депортация и, после снятия ограничений по спецпоселению, препятствование возвращению (вплоть до выселения из Крыма вернувшихся). В независимой Украине — неспособность государства решить проблемы с землей и, как следствие, периодическая жесткая борьба с самозахватами. Были в Украине и обвинения крымских татар, с подачи России, в содействии терроризму, поскольку «Хизб ут-Тахрир», международная исламская партия, ведущая свою деятельность и среди крымских татар, в РФ считается террористической организацией. В российской оккупации — прямые репрессии против крымских татар.

После оккупации Крыма Верховная Рада Украины заявила, что крымские татары — коренной народ Крыма. Однако законопроект «О статусе крымскотатарского народа в Украине» при Порошенко так и не смогли принять, а при Зеленском его вообще отозвали. Хоть история и не терпит сослагательного наклонения, но все же, если бы такой закон был принят 10−20 лет назад, как бы сложились события теперь, — в интервью «ФАКТАМ» известного журналиста и блогера Айдера Муждабаева.

«Если бы крымские татары были законодательно признаны коренным народом Украины, никакой оккупации Крыма не было бы»

— Тут все очевидно, — говорит Айдер Муждабаев. — Если бы крымские татары были законодательно признаны коренным народом Украины, и на этом основании была бы изменена десятая глава Конституции о статусе Автономной республики Крым, если бы она была создана как автономия крымских татар в Украине, на основании того, что они коренной народ на своей земле, — безусловно, никакой оккупации бы не было, даже Путину в голову не пришло бы использовать какой-то придуманный «русский фактор» и так далее. За эти годы, по крайней мере лет за 10−15, уже у всех бы в голове уложилось, что Крым — это земля крымских татар, что Крым, это Украина, и здесь ставится точка.

Читайте также: Ильми Умеров: «Еще в 1992 году Меджлис предупреждал об опасности вторжения России в Крым»

К сожалению, политической воли не было. И, к сожалению, вы правы. Правда, по-моему, никто этот закон при Зеленском не отзывал, поскольку его никто ни разу и не вносил, ни при Порошенко, ни после. Но вроде как намерение такое у Зеленского есть, и я его приветствую.

И это не то, что мы, крымские татары, чего-то ждем от президентов Украины. Это для них честь принять такой законодательный акт, который буквальнейшим образом спасет и даст будущее целому европейскому народу, который почти 250 лет уничтожают на его родине. Это — честь для президента, для парламента страны.

Почему этого до сих пор не сделано? Знаете, стыдно про это говорить, но мне рассказывают про такие глупости как в прошлой, так и в нынешней администрации… Мне передают одни и те же разговоры, что крымские татары, мол, хотят увести Крым в Турцию. Это просто шиза какая-то постсоветская, которой подвержены некоторые люди во власти. Причем, я подчеркиваю, независимо от того, от какой партии у нас эта власть. Они передают этот КГБшный фейк — точнее, фейк еще времен Екатерины Второй, которая выселяла крымских татар именно как «турецких агентов». И это перетекает из одних пустых голов в другие до сих пор! Это такой же миф, как тот, что евреи пьют кровь христианских младенцев. Вот создали такой миф, что мы народ-предатель, что нас надо гнобить, выселять, уничтожать, изгонять. И до сих пор в современной украинской власти находятся люди, которые именно так рассуждают.

Могу только пожать плечами и понадеяться, что все-таки большинство людей, которые могут принимать решения, находятся в здравом уме и трезвой памяти, и желают действительно войти в историю, изменить мир к лучшему и дать будущее Украине и нашему народу как ее коренному народу.

— Относительно «Хизб ут-Тахрир»: действительно ли так велико влияние этой организации на крымских татар, как утверждают?

— Я ничего не знаю об огромном влиянии этой организации на крымских татар. Судя по их философии, это… Знаете, как в христианстве есть, допустим, баптисты, — вот это что-то подобное. Примерно с ними можно сравнить приверженцев партии «Хизб ут-Тахрир», но, конечно, очень условно. Но, по большому счету, какая разница? Среди украинцев много приверженцев различных христианских церквей, течений. И что? Они все равно остаются украинцами, а крымские татары — крымскими татарами и гражданами Украины, как и приверженцы любых церквей, любых ответвлений, учений и так далее.

Тем более, что даже в уставе этой — очень условно — «организации» (там же нет членства, как в КПСС) черным по белому прописано ненасилие. Запрещено проявлять к кому бы то ни было насилие для достижения каких бы то ни было целей. Поэтому, когда их обвиняют в терроризме, — это очень смешно. Было бы смешно, если бы это не было так грустно, потому что люди садятся на 17 лет за терроризм, к которому не причастны. Но в первую очередь они — крымские татары. И для нормального государства совершенно неважно, в какую мечеть ходит крымский татарин, и ходит ли он туда вообще, если он живет в Крыму, в Украине. Какая разница? Это первое.

Второе. Сама идея причисления людей к той или иной «запрещенной в России организации» там очень давно практикуется. Это самый простой путь уничтожать тех, кто им противен, в данном случае крымских татар. Они лепят это, как клеймо, на людей, которые, может, имеют отношение к «запрещенным организациям», а может, и не имеют.

Россияне, к примеру, еще как делают. Когда они «берут» очередную группу «террористов» в кавычках, обвиняют людей в причастности к «Хизб ут-Тахрир», они еще обязательно «берут» вместе с ними не крымского татарина, если вы замечали. Арестовывают шесть или девять крымских татар, а одного обязательно берут славянина, со славянским именем и фамилией. Потом они рассказывают в международных организациях, что они не борются с крымскими татарами, а борются с терроризмом. Понимаете, какой цинизм? То есть просто прихватывают людей со славянским именем и сажают их тоже на дикие сроки, чтобы это было иллюстрацией того, что они борются с терроризмом, а не с крымскими татарами. Хотя для нас очевидно, с чем и зачем они в Крыму борются.

«Не вижу ни одной благой цели, которая оправдывала бы сотрудничество с оккупантами»

— В крымскотатарском национальном движении, как и в украинском, есть свои разногласия. Так, в ответ на принятое ВР обращение к правительствам стран мира о репрессиях против крымских татар РФ заявляет, что в Крыму все хорошо. Мол, Меджлис — экстремисты, а вот — правильные организации крымских татар вовсю помогают федеральному и местному правительствам развивать Крым, крымскотатарский язык, наряду с русским и украинским, — государственный в «Республике Крым». Как можно охарактеризовать тех, кто пошел на сотрудничество с оккупационными властями? Это коллаборанты, предатели или же это люди, которые просто заботятся о своем народе и работают на его благо в любых условиях? Вообще — можно ли (и нужно ли) так делить все на черное и белое?

— У крымских татар таких людей не пускают на свадьбы и похороны. Я так коротко отвечу. А если подробно… А зачем нам подробно разбирать мотивы предателей? Если ты предал, то абсолютно все равно, какой у тебя мотив. Я не собираюсь оправдывать ни одного из этих людей. Понимаете, у нас есть лидер — Мустафа Джемилев, есть очень много людей, которые борются, боролись и будут бороться десятилетиями, столетиями с этой империей. И если какой-то прыщ со страху или из-за денег пошел прислуживать российскому оккупанту, то имя этому человеку — предатель, по-крымскотатарски — саткъын, мы так их и называем. Никакого уважения к этим людям нет. Я им, в принципе, очень не завидую, потому что фактически своим поведением они уже потеряли Родину. Когда Крым вернется в Украину, их там однозначно, причем первых, не будет.

— То есть даже те варианты, когда на сотрудничество с оккупантами шли ради благой цели?

— Я не вижу ни одной благой цели, которая оправдывала бы сотрудничество с оккупантами. У крымских татар очень серьезное отношение к предательству, потому что нас все эти почти 250 лет абсолютно лживо обвиняли в предательстве. Поэтому для нас предательство — это что-то настоящее, мы понимаем этому цену. Поэтому у нас в народе к таким людям презрение. Я даже не знаю, с чем сравнить, к кому, к чему может быть такое презрение, как у крымских татар к людям, которые пошли работать на россиян. Это позор такой, который нормальный человек бы не перенес, настолько это стыдно для крымского татарина.

«Любое крымскотатарское лицо в оккупированном Крыму — это уже протест против понаехавших рыл»

— Большинство крымских татар живут в оккупации, а многим другим запрещено (или опасно для жизни и свободы) приезжать на родину. Что они могут сделать для восстановления целостности Украины?

— Они делают все, что могут, для восстановления целостности Украины. Они являются тем самым «украинским миром» в Крыму, и они его сохраняют там. Они сохраняют его в себе, они сохраняют его тем, что не идут служить оккупантам. И отношение россиян к крымским татарам — вот это желание постоянно сажать, запугивать, выгонять, унижать, преследовать и так далее, —как раз говорит о том, что ничего у оккупантов не получается. И они страшно злятся.

Оккупанты поначалу пытались организовывать с крымскими татарами какие-то фейковые митинги за Россию. Два-три раза пытались, потом бросили, потому что никто просто не идет. Два десятка каких-то абсолютных уродов. Крымские татары — единственные, кто оказывает там публичное коллективное сопротивление. И россияне прекрасно понимают, что мы их ментальные враги, что мы никогда не смиримся с их присутствием на нашей земле, — и поэтому они так относятся. Тут очень четко можно понять, кто кому друг, кто враг.

Некоторые говорят, что всем надо из Крыма уезжать. Но, послушайте, мы в Крым возвращались полстолетия — и из-за каких-то ваньков, дышащих перегаром, крымские татары будут уезжать из Крыма? Да не дождутся. Выезжают, конечно, те, кому уже напрямую угрожают. Чтобы крымский татарин уехал из Крыма, причины должны быть очень серьезными. Все, кто могут там оставаться и чинить русскому рейху ненасильственное сопротивление, пусть остаются, потому что любое крымскотатарское лицо в оккупированном Крыму — это уже протест против тех рыл, которые туда понаехали.

В первой части интервью Муждабаев рассказал, почему Путину пока все сходит с рук и при каких условиях Россия протянет не больше года.

Во второй части интервью Айдер Муждабаев объяснил, почему без Украины российская империя теряет всякий смысл своего существования.

В третьей части интервью Муждабаев высказал мнение, кто и зачем поднимает в Украине языковой вопрос.

В четвертой части интервью Айдер Муждабаев говорил о гибридной войне и о том, как украинцам нужно реагировать на агрессию.

4021

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер