ПОИСК
Украина

Отношение высших эшелонов власти к пророссийским силам в Украине очень серьезно занижено, — Евгений Марчук

15:15 18 сентября 2020
Евгений Марчук

В первой и второй части интервью известный политик Евгений Марчук рассказал о закулисье переговоров в Минске, о том, что у Украины немало аргументов для ультиматумов, которые она может выдвигать россиянам, о его видении реинтеграции Донбасса и еще о многом другом. В третьей части речь пойдет о новом политическом сезоне и о ситуации в Беларуси.

«Люди верят обещаниям: войну закончим, зарплаты и пенсии увеличим. Как вырастут цены, никто не говорит»

— Евгений Кириллович, начался новый политический сезон. Предстоят местные выборы, которые, как обещал Зеленский, завершат полную перезагрузку власти. Эксперты и аналитики предрекают «слугам народа» провал и говорят о возможном реванше пророссийских сил.

— Помните, год назад президент Зеленский говорил, что он знает об объемах и источниках финансирования ОПЗЖ и телеканалов, связанных с ее представителями. Он обещал «очень громкую историю». На этом все так и закончилось. Позиционирование нынешней власти по отношению к пророссийским силам в Украине заглохло. Ладно, каких-то безосновательных репрессий не надо, но хотя бы позиционирование должно быть. Попробуйте вспомнить, кто и где из представителей украинской власти, начиная с президента, премьера, спикера парламента и других пониже оценочно говорил о пророссийских силах в Украине? Я не могу вспомнить. Значит, есть какой-то сдерживающий фактор.

— Какой?

— Видимо, надежда на будущие переговоры с Россией.

— Еще раз увидеть в глазах Путина «желание закончить войну»?

— Может быть. А россияне устроили театр. То Козак хлопнул дверью, а потом вернулся. Теперь и Сурков возвращается.

— Да он никуда и не уходил.

— Знаю. Российский фактор на фоне наших социальных проблем и обнищания населения будет дополнительно наращивать силы. Бедные люди верят обещаниям: войну закончим, зарплаты и пенсии увеличим. А насколько поднимется инфляция и вырастут цены, никто не говорит. Даже если, допустим, увеличат социальные платежи.

То есть отношение высших эшелонов власти к пророссийскому компоненту в стране очень серьезно занижено. При этом пророссийские силы (не только ОПЗЖ, есть и другие, не формализованные структуры) более организованы и информационно хорошо вооружены.

Я иногда слышу: «Куда смотрит СБУ?» Так СБУ теперь мало чего может сделать, ведь уже все благополучно переведено в сферу публичной политической борьбы, а политическая борьба — не государственное преступление.

Финансирование из-за рубежа политических партий в любой стране наказуемо. Правда, не всегда уголовно наказуемо. Но Зеленский, видимо, не хочет испортить отношения к будущим переговорам.

— Его вечный аргумент, что на кону судьба пленных.

— Этот аргумент был и раньше одним из главных. Это судьбы людей. Но при этом не надо идеализировать следующую встречу в верхах. Я на данный момент пока не вижу, чем наше нынешнее руководство готово серьезно надавить, чтобы Россия сделала хотя бы полшага назад. А только уступки и только с нашей стороны до добра не доведут.

Кроме тех аргументов, что я назвал в начале, есть еще. Мы можем заявить: «Владимир Владимирович, вы цитируете Минские соглашения — вначале выборы, а потом контроль над границей. Так, но мы цитируем тоже. Выборы — это пункт аж 9, так как этот документ предполагал определенную последовательность. Чтобы дойти до решения проблемы выборов и границы, необходимо выполнить восемь предыдущих мероприятий. А вы придумали «формулу Штайнмайера», вырвав из комплекса мер этот пункт и абсолютизировав его в самостоятельный акт.

Я как-то обратился к господину Штайнмайеру в Facebook: «Вы знаете, когда прошли выборы в ФРГ? Не в 1945-м, а лишь спустя четыре года». К тому же свое предложение даже сам Штайнмайер не называл формулой. В физике и математике формула — это некая жесткая закономерность, существующая независимо от воли человека. А в мировой практике урегулирования подобных конфликтов закономерность как раз противоположная — выборы только после урегулирования всех военных вопросов и проблем безопасности и прежде всего для гражданского населения…

Что касается набирающего в Украине силу российского компонента, здесь должно быть комплексное противодействие. И прежде всего меры, консолидирующие нацию. Конечно, это очень непростая задача. Но у нынешней команды я не вижу желания их искать. А без консолидации граждан по ключевым вопросам государственного устройства при такой острой политической борьбе ничего не получится.

Помню, где-то за полгода до вступления Румынии в НАТО я вел переговоры с их премьером о некоторых наших проблемах в дельте Дуная. В их парламенте шла настоящая бойня. Но, когда был поставлен вопрос о присоединении к НАТО, они почти единогласно проголосовали за.

Чтобы приблизиться к такому уровню консолидации по ключевым вопросам, необходимо очень много постоянных и грамотных усилий. Это долгосрочная проблема стратегического значения. В нашем случае следует очень серьезно заниматься просвещением народа, разъяснять многие вещи в историческом контексте. Стратегические коммуникации нынешних властей с народом на очень низком уровне.

Наш внутриполитический и социально-экономический контекст очень сложный. На месте Зеленского я собрал бы не для прессы человек 30−50 зубров, которые ни на какие должности не претендуют, и попросил бы помочь. Есть много опытных людей, глубоко знающих самые сложные проблемы. Например, как предотвратить надвигающуюся у нас демографическую катастрофу. Или проблемы бассейна Днепра. Но главное, конечно, это Крым, война на Донбассе и вообще, как дальше нам быть с Россией.

— Вашего совета или мнения спрашивают?

— Нет. Для нас сегодня важны две вещи: кроме обороны и безопасности, хорошо разбираться в современной коронавирусной экономике и досконально всесторонне знать Россию. И такие специалисты есть.

«Зеленский активно вторгся в сферу непрезидентской зоны деятельности»

— У Офиса президента регулярно проходят акции протеста несогласных с его политикой. Они могут развиться в какое-то более серьезное движение, если власть перейдет красные линии? Все чаще раздаются реплики, что Зеленский не досидит каденцию. Такое может случиться?

— Честно вам скажу, у меня идет медленный процесс накопления тревоги. Кроме относительно объективных экономических и международных неблагоприятных для нас факторов, есть и субъективные. Это политико-экономическое поведение нынешней команды.

Дыра в бюджете даже после секвестра — за сотни миллиардов. По кое-каким показателям в следующем году она будет значительно больше. Пандемия отрицательно повлияла на экономику всех стран. Но у нас ситуацию усугубили и последствия управленческого характера.

Вот смотрите, газ с сентября дорожает в полтора раза. А вы слышали где-нибудь детальные объяснения властей?

— Нам уже давно ничего не объясняют.

— К сожалению. Опытная команда всегда поясняет на начальном этапе, какие надвигаются трудности и какие могут быть варианты их решения. Детально раскрывает анатомию всей проблемы. Я, может, пропустил, но какие ожидаются задолженности населения по платежам за газ при таком повышении цены? Интересно, мы что, стали меньше добывать своего газа?

Так это я взял только один микроскопический показатель. А их ведь немало. Людям станет жить тяжелее. Практически все, кто сопровождает экономику, знают об этом. И это как всегда обостряет политическое настроение в стране.

А канализируются эти негативы куда? В один адрес. Чье у нас сегодня монобольшинство в парламенте? Чей премьер-министр, какой партии? Вот это недовольство будет направлено очень конкретно — прежде всего на президента Зеленского, поскольку в нашем народе есть упрощенное представление, что президент должен отвечать за все.

Он действительно активно публично вторгся в сферу непрезидентской зоны деятельности. Не надо ему заниматься непрезидентскими видами паблисити. Президент — это глава государства, особенно на международной арене, гарант соблюдения Конституции, плюс международная политика, оборона, безопасность, права человека. Но поскольку вышло так, что он за все отвечает, то негатив не распылится по разным политическим фигурам, ОПЗЖ никто обвинять не будет, может, еще немного Порошенко вдогонку вспомнят. И все.

В народной публичной памяти, как говорят — в общественном сознании, есть два Майдана. К сожалению, ни один не привел к принципиальным улучшениям. К изменениям — да. И, не приведи Господь, случится даже спонтанная самоорганизация какой-то группы людей. Однозначно сразу подтянутся атошники, политическая оппозиция присоединится прямо или замаскированно — да практически все недовольные с удовольствием подключатся. А мы же знаем, сколько оружия на руках…

Думаю, недавнее заявление Авакова (он обратился к участникам предстоящей избирательной местной кампании с призывом строго соблюдать закон. - Авт.) с этой угрозой тоже связано. Потому что на местных выборах может вспыхнуть какое-то локальное недовольство, а потом оно, как цунами, может пойти волной.

И самое главное — это второй фактор моей тревоги — я даже близко не вижу, что у нас есть какой-то серьезно разработанный план, иногда это называют стратегией. Хорошая стратегия — это когда каждый тезис расписывается исполнителем, кому что делать, кому контролировать, в какие сроки — полгода, год, лучше два-три, в нашей ситуации больше, может, пока и не надо. Хорошо, что такая стратегия национальной безопасности наконец-то появилась, и президент Зеленский утвердил ее 14 сентября. Теперь очень непростая задача — обеспечить ее реализацию.

Третий фактор — я пока не чувствую, что кто-то наверху ощущает эту опасность и что-то предлагает. Посмотрим новую стратегию, может, там что-то есть.

В общем, дай Бог, чтобы я ошибся, но я не вижу, что кто-то на верхних этажах власти не для публики готовил какой-то серьезный план по преодолению надвигающихся проблем.

«Лукашенко некуда бежать. Теперь он будет делать все, что скажет Путин»

— А Путин тем временем набирает силу, — продолжает Евгений Марчук. — Ограничительный срок своего пребывания в должности президента он обнулил. Беларусь он практически прибрал к рукам. Как Россия привязывала к себе Беларусь все эти годы в экономике?

Есть в энергетике понятие — энергетический баланс. То есть соотношение генерации и потребления. Оно бывает позитивное, нулевое или минусовое. То есть сам вырабатываешь электроэнергию и тебе хватает на внутренние потребности. Или вырабатываешь, а тебе не хватает, тогда где-то покупаешь. Или у тебя излишек, ты продаешь. Россия уговорила Беларусь построить атомную электростанцию на севере страны, в 50 километрах от Вильнюса. Стоимость проекта — около 10 миллиардов долларов. У Беларуси таких денег сейчас и близко нет. То есть строительство этой АЭС идет как российский товарный кредит Беларуси. Этот кредит, кажется, заключен до 2031 года с годовыми процентами. Но отдавать его нужно реальными деньгами.

Лукашенко опытный управленец, он видел, что будет большой избыток электроэнергии, и заключил договоры о продаже по европейским ценам с Эстонией, Латвией, Литвой и Польшей. Когда Россия начала в 2014 году против нас агрессию, эти страны отказались от белорусского электричества. А первый блок АЭС в сентябре уже загрузили российским ядерным топливом и еще один блок строят. И надо уже начинать отдавать кредит.

Мозырский нефтеперерабатывающий завод, один из самых крупных в Европе, работает на российской нефти. 80 процентов продукции — все виды топлива, от авиационного бензина до солярки, битум, асфальт и так далее — он продает в основном за рубеж за валюту. Это бюджетообразующий объект. Поскольку Беларусь и Россия по их договору 1999 года — это так называемое Союзное государство, были беспошлинные поставки российской нефти в Беларусь. Однако два года назад, когда Путин хотел додавить Лукашенко, чтобы завершить формализацию Союзного государства, а тот сопротивлялся, россияне ввели пошлину на нефть. А это около двух миллиардов долларов в год. Для белорусского бюджета это заоблачные величины.

«Беларуськалий» — второй в мире по величине комплекс по выработке удобрений. Он тоже во многом привязан к уральским месторождениям. И так далее. Могу назвать около десятка таких чисто экономических факторов. Никакой тебе политики, а привязка к России железобетонная, независимо от того, кто будет президентом Беларуси.

А политику «завязали» раньше, создав в 1999 году Союзное государство. Когда Лукашенко полтора года назад не согласился до конца завершить этот процесс, Путин сделал обнуление своего президентского срока. Он обозлился на Лукашенко, и у того начались известные теперь большие проблемы.

Второй момент. Есть еще ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности, куда в настоящее время входят Россия, Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия и Таджикистан; Узбекистан, Грузия и Азербайджан вышли из его состава. - Авт.). Это военный союз, антиНАТО. Это очень мощная формализованная договором военно-политическая привязка Беларуси к России.

— Ситуация «Минск — наш» может случиться? Путин может ввести туда войска, если его попросит Лукашенко?

— Как я месяц назад спрогнозировал в одном интервью, для нас любая версия завершения белорусских событий — плохо. Если бы Лукашенко даже сковырнули, все равно началась бы пауза фактического безвластия минимум на три месяца. А за это время россияне все порешали бы, потому что у них есть «правовые основания» — Союзное государство, международный договор и ОДКБ. Они назвали бы массу всяких причин.

Лукашенко уже сейчас говорит о «едином отечестве от Бреста до Владивостока». То есть Путин прибрал его к рукам окончательно. И поиздевался над ним, может, еще и подстрекал к жестоким формам расправы с протестующими. Сейчас в Минске уже появились «титушки» без униформы, которые участвуют в разгонах. А Владимир Владимирович пообещал создать резерв для помощи Лукашенко в случае необходимости. Путин загнал Лукашенко в очень узкий коридор. Он же теперь стал нерукопожатый не только в Европе. Ему некуда бежать, даже с Украиной испортил отношения. Остается только Россия. Теперь он будет делать все, что скажет Путин. И прежде всего решать окончательно все вопросы формализации Союзного государства. А для нас это 1081 километр украинско-белорусской границы…

Заключительную часть интервью с Евгением Марчуком читайте здесь.

Читайте также: Путин сохранит Лукашенко — это худший вариант для Украины, — военный эксперт

Фото glavcom.ua

1375

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер